Витамин в12 реферат: Витамин B12 реферат 2010 по медицине

Витамин B12 реферат 2010 по медицине

Ещё в древности люди знали о влиянии разных видов еды на человеческий организм для предотвращения определённых заболеваний. К примеру: от куриной слепоты помогает печень, это знали ещё в древнем Египте. Труд «Важные принципы пищи и напитков» в далёком 1330 году издал (в Пекине) монгол Ху Сыхуэй. В своём труде он систематизировал знания о роли питания и важность разнообразия еды для здоровья. Джеймс Линд (James Lind), шотландский врач, обнаружил свойство цитрусовых предотвращать цингу в 1747 году. Трактат «Лечение цинги» он издал в 1753 году, но его взгляды признание получили несколько позже. На практике роль цитрусовых и растительной пиши показал Джеймс Кук. Он на своих кораблях добавил в рацион кислую капусту. В итоге о цинги ни умер ни один матрос. Для того времени это был невероятным успехам. В британском флоте 1795 году цитрусовых вели добавкой к рациону моряков. Николай Лунин (русский биолог из Тартуского университета) в 1880 году вел эксперименты над мышами. Одну группу он кормил по отдельности всеми известными элементами, из которых состоит коровье молоко: жиры, соли, сахар, белки, углеводы. Другую кормил молоком. Первая группа грызунов погибла, вторая группа нормально развивалась. Лунин в своей работе сделал вывод, что есть некие вещества в малых количествах, необходимые для жизни. Но выводи учёного не были приняты. Повторить результаты Лунина другие учёные не смогли. Христиан Эйкман (голландский врач) в 1889 году обратил внимание, что, пытаясь варёным белым рисом, куры заболевают болезнью бери-бери. Но если к еде добавить рисовых отрубей – излечиваются. Уильям Флетчер в 1905 году обозначил роль неочищенного риса во избежание бери-бери у людей. Фредерик Хопкинс в 1906 году сделал вывод, что в пище кроме жиров, углеводов, белков и т. д. ещё имеется какие-то вещества, которые имеют огромное значение для человеческого организма. Хопкинс их назвал «accessory factors». Казимир Функ (польский учёный) в 1911 году в Лондоне, выделил некий кристаллический препарат. Маленькое количество препарата излечивало бери-бери. Препарат назвали «Витамайн» (Vitamine). Vita (латынь) – жизнь и amine (английский) – амин соединение содержащее азот. Казимир Функ предположил, то что и иные заболевания (рахит, цинга, пеллагра) могут быть вызваны недостатком каких-то веществ. После открытия витамина C, Джек Сесиль Драммонд предложил переименовать название «vitamine», убрав из слова букву «e». Поскольку витамин C не содержал аминовые компоненты. Витамайны стали витаминами. Хопкинса и Эйкмана в 1929 году представили к Нобелевской премий, за открытие витаминов. Другие витамины были открыты в 1910-е, 1920-е и 1930 годы. Химическая структура витаминов была расшифрована в 1940 году Нужно ли вам принимать добавки? Учитывая то, что витамины присутствуют во всех продуктах органического происхождения, некоторые из которых содержат одного витамина больше, чем другого и в большем или меньшем количестве, вы могли бы сказать, что, если вы едите «правильные» продукты питания при хорошо сбалансированной диете, вы получаете все необходимые витамины. И, вероятно, были бы правы. Проблема в том, что лишь немногие из нас в состоянии обеспечить себе эту мифическую диету. Согласно доктору Даниэлю Т. Квигли, автору книги «Неправильное питание нации»: «Каждый, кто когда-либо в прошлом употреблял сахар, белую муку или консервированные продукты, страдает каким-либо заболеванием, вызванным недостатками витаминов, при этом степень заболевания зависит от процента в диете продуктов, имеющих недостаток питательных веществ». Большинство продуктов, которые мы едим, прошли обработку и утратили питательные вещества. Возьмите, к примеру, злаковые и хлеб. Практически все, что можно увидеть в супермаркетах, не содержит ничего в больших количествах, кроме углеводов. «Но они же обогащены» — скажите вы. Так сказано на этикетке: «Обогащены». температурах. Источники Растительные Животные Синтез в организме Морская капуста, соя и соевые продукты, дрожжи, хмель Печень, почки, говядина, домашняя птица, рыба, яйца, молоко, сыр, устрицы, сельдь, макрель Действие Активной формой витамина B12 является аденозилкобаламин , или кобамамин. Цианокобаламин обладает выраженным липотропным действием, он предупреждает жировую инфильтрацию печени, повышает потребление кислорода клетками при острой и хронической гипоксии. Витамин B12 участвует в процессах трансметилирования, переноса водорода, активирует синтез метионина. Усиливая синтез и способность к накоплению протеина в организме, уианоокбаламин оказывает также анаболическое воздействие. Повышая фагоцитарную активность лейкоцитов и активизируя деятельность ретикулоэндотелиальной системы, цианоокбаламин усиливает иммунитет. Низкий уровень цианокобаламина вдвое ускоряет развитие заболевания у людей, больных СПИДом. Также витамин B12 играет важную роль в регуляции функции кроветворных органов: он принимает участие в синтезе пуриновых и пиримидиновых оснований, нуклеиновых кислот, необходимых для процесса эритропоэза, активно влияет на накопление в эритроцитах соединений, содержащих сульфгидрильные группы. От обеспеченности цианокобаламином зависит широкий спектр эмоциональных и познавательных способностей. Поддержание оптимального уровня этого витамина способствует предотвращению депрессии, старческого слабоумия и спутанности мышления, помогает сдерживать распад умственной деятельности в результате СПИДа. Витамин B12 помогает преодолевать бессонницу, а также помогает приспособиться к изменению режима сна и бодрствования, что объясняется участием цианокобаламина в синтезе мелатонина. Цианокобаламин помогает нормализовать пониженное кровяное давления. Витамин B12 является одним из веществ, необходимых для здоровья репродуктивных органов мужчин и женщин, так, он способен корректировать снижение содержания сперматозоидов в семенной жидкости. Суточная потребность Таблица. Рекомендуемая суточная потребность в витамине B12 в зависимости от возраста в России, Великобритании и США (мкг) Грудные дети Дети Мужчины Женщины Возраст 0-1/2 1/2-1 1-3 4-6 7-10 11-14 15-18 19-59 60-74 > 75 11-14 15-18 19-59 60-74 > 75 беременные кормящие Россия 0,4 0,5 1,0 1,5 2,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 4,0 4,0 Пернициозная анемия, неврологические расстройства, иммунодефициты, гастродуодениты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Даже небольшое снижение содержания цианокобаламина в крови по сравнению с нормой может нанести значительный вред мозгу и нервной системе. Показания Применение цианокобаламина показано больным пернициозной анемией, агастрической гиперхромной анемией, при анемиях у беременных, а также при заболеваниях печени и хроническом панкреатите. Целесообразен прием витамина B12 при лучевой болезни, заболеваниях нервной системы (рассеянный склероз, энцефаломиелит, радикулит, полиомиелит ДЦП и др.), аллергических заболеваниях (астма, крапивница). Применение витамина B12 показано у недоношенных и новорожденных детей после перенесенных инфекций. Дозировки Для лечения цианокобаламин назначают внутримышечно, подкожно или внутривенно по 0,1-0,2 мг 1 раз в 2 дня. При приеме внутрь цианокобаламин плохо всасывается, всасывание можно несколько улучшить при одновременном приеме фолиевой кислоты. Прием цианокобаламина противопоказан при острой тромбоэмболии, эритремии, эритроцитозе. С осторожностью следует применять цианоокбаламин у больных со стенокардией. Признаки гипервитаминоза Побочные явления при передозировке цианоокбаламина: • отек легких; • застойная сердечная недостаточность; • тромбоз периферических сосудов; • крапивница; • редко — анафилактический шок.

«Витамин В12. Витамины и их значение», Медицина

Витамин B12, или цианокобаламин (cyanocobalamin), был открыт последним из витаминов группы B. Это водорастворимое вещество ярко-красного цвета, с молекулой кобальта в центре. В среднем в организме взрослого человека находится от 2 до 5 мг витамина B12, причем 80% хранится в печени.

Цианокобаламин (витамин В12) необходим для поддержания нормального кроветворения, играет важную роль в белковом обмене (способствует использованию аминокислот), принимает участие в синтезе лабильных метальных групп, пуриновых оснований, нуклеиновых кислот, стимулирует процессы роста, влияя на процессы гликолиза. Кроме того, цианокобаламин участвует в обмене углеводов, увеличивает запасы гликогена в печени, обладает липотропной активностью, уменьшает содержание холестерина в крови; способствует образованию миелиновой оболочки нервов и превращению каротина в ретинол (витамин А).

В свободном виде цианокобаламин используется в процессе метаболизма некоторыми кишечными бактериями.

В небольшом количестве цианокобаламин синтезируется нормальной микробной флорой кишок, но в толстой кишке он не всасывается. Поэтому для обеспечения потребности организма цианокобаламин должен вводиться с пищей. Для усвоения вводимого извне витамина (внешний фактор Кесла) необходим мукопротеин, вырабатываемый фундальными железами желудка (внутренний фактор Кесла), с которым данный витамин образует комплексное соединение, легко всасывающееся в тонкой кишке.

Суточная потребность.

  • · для взрослых 2,0−3,0 мкг
  • · для беременных 3,0−4,0 мкг
  • · для кормящих мам 3,0−4,0 мкг
  • · для детей, в зависимости от возраста и пола 1,0−2,0 мкг
  • · для грудных детей 0,3−0,5 мкг

Содержание в продуктах:

Растительные: морская капуста, соя и соевые продукты, дрожжи, хмель.

Животные: печень, почки, говядина, домашняя птица, рыба, яйца, молоко, сыр, устрицы, сельдь, макрель (9, https://nanayna. ru).

При авитаминозе: проявляется мегалобластической анемией (нарушение созревания эритроцитов), атрофией слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, а также поражениями нервной системы в виде периферической невропатии (нарушение чувствительности и движение в руках и ногах). Наиболее часто авитаминоз В12 вследствие недостаточного поступления этого витамина с пищей, или в следствии хронических заболеваний желудка (хронический гастрит, хирургическое удаление части желудка и др.).

При гиповитаминозе: плохая усвояемость пищи, запор, расширение печени. Хроническая усталость, раздражительность, депрессия, головокружение, звон в ушах, сонливость, головные боли, затрудненное дыхание, расстройства зрения, галлюцинации, потеря памяти.

Пернициозная анемия, неврологические расстройства, иммунодефициты, гастродуодениты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки.

Даже небольшое снижение содержания цианокобаламина в крови по сравнению с нормой может нанести значительный вред мозгу и нервной системе.

При гипервитаминозе: при передозировке витамином В12 наблюдаются такие побочные явления как крапивница, отек легких, застойная сердечная недостаточность, тромбоз периферических сосудов, иногда — анафилактический шок.

Кобаламин (витамин В12) (Доклад) — TopRef.ru

Кобаламин (витамин
В12)

Суточная потребность и основные
источники поступления:

3мкг

Говядина, камбала, молоко, сардины,
сельдь, скумбрия, устрицы, яйца.
Злокачественная анемия (болезнь
Аддисона-Бирмера) оставалась смертельным
заболеванием до 1926г. когда впервые для
ее лечения применили сырую печень.
Поиски содержащегося в печени
антианемического фактора привело к
успеху, и в 1955 г. Дороти Ходжкин расшифровала
структуру этого витамина с помощью
рентгеноструктурного анализа.

Функции:

Витамин В12 необходим для формирования
кровяных телец, оболочки нервных клеток
и различных белков. Он также участвует
в метаболизме жиров и углеводов и важен
для нормального роста. В число реакций,
включающих метилкобаламин, входят
биосинтез метионина, метана и ацетата.
Есть свидетельства того, что витамин
В12 требуется для синтеза фолатных
полиглутаматов (активных коферментов,
необходимых для формирования нервной
ткани) и в регенерации фолиевой кислоты
при формировании красных кровяных
телец. Проявляется синергизм с фолиевой
кислотой, А, В, В6, ниацином, биотином,
пантотеновой кислотой

Преобразование и распределение:

во всех клетках

Клинические проявления и
влияние на структуры организма.

Проявления недостаточности:
Мегалобластическая анемия, Невропатия,
Симптомы недостаточности выражаются
в слабости, утомляемости, возникновении
одышки при физических усилиях, покалывании
и онемении в конечностях (парестезии),
воспалении языка (глоссите), потере
аппетита и веса, потере чувства обоняния
и вкуса, импотенции, психических
расстройствах, выпадение волос.

Проявления избытка: аллергические
реакции, нервное возбуждение, тахикардия,
повышение свертываемости крови, нарушения
со стороны красного кровяного ростка.

Список литературы

Для подготовки данной работы были
использованы материалы с сайта
http://medicinform.net/

Витамин В12

Витамин В12 (кобаламин; антианемический витамин) выделен из печени в кристаллическом виде в 1948 г. Задолго до этого было известно, что в печени животных содержится особое вещество, регулирующее процесс кроветворения и оказывающее лечебный эффект при пернициозной (злокачественной) анемии у людей. Однако только в 1955 г. Д. Ходжкин расшифровала его структуру, включая трехмерную пространственную конфигурацию, главным образом при помощи физических методов исследования (рентгенографическая кристаллография). На основании этих данных, а также результатов изучения химического состава для витамина В12 было предложено следующее строение:

В молекуле витамина В12 центральный атом кобальта соединен с атомами азота четырех восстановленных пиррольных колец, образующих порфириноподобное корриновое ядро, и с атомом азота 5,6-диметил-бензимидазола. Кобальтсодержащая часть молекулы витамина представляет собой планарную (плоскостную) фигуру; по отношению к ней перпендикулярно расположен нуклеотидный лиганд, который, помимо 5,6-диметилбензимидазола, содержит рибозу и остаток фосфата у 3-го атома углерода. Вся структура получила название «кобаламин». Были получены производные витамина В12, содержащие ОН-группу (оксикобаламин), хлор (хлоркобаламин), Н2О (аквакобаламин) и азотистую кислоту (нитритокобаламин). Из природных источников были выделены, кроме того, аналоги В12, которые вместо 5,6-диметилбензимидазола содержали 5-окси-бензимидазол, или аденин, 2-метиладенин, гипоксантин и метилгипоксантин. Все они обладали меньшей биологической активностью, чем кобаламин. Обычно витамин В12 выделяют из микробной массы или животных тканей, используя растворы, содержащие ионы цианида. Однако цианокобаламин метаболически неактивен. В состав В12-коферментов вместо CN входит остаток 5-дезоксиаденозина или метильная группа.

У человека и животных недостаток витамина В12
приводит к развитию злокачественной макроцитарной, мегалобластической анемии. Помимо изменений кроветворной функции, для авитаминоза В12
специфичны также нарушения деятельности нервной системы и резкое снижение кислотности желудочного сока. Оказалось, что для активного процесса всасывания витамина В12 в тонкой кишке обязательным условием является наличие в желудочном соке особого белка – гастромукопротеина, получившего название внутреннего фактора Касла, который специфически связывает витамин В12
в особый сложный комплекс. Точная роль этого фактора во всасывании В12
не выяснена. Предполагают, что в связанном с этим фактором комплексе витамин В12
поступает в клетки слизистой оболочки подвздошной кишки, затем медленно переходит в кровь портальной системы, а внутренний фактор подвергается гидролизу (распаду). Следует указать, что В12 поступает в кровь портальной системы не в свободном состоянии, а в комплексе с двумя белками, получившими название транскобаламинов I и II, один из которых выполняет функцию депо В12 (I), поскольку он более прочно связывается с витамином В12. Поэтому нарушение синтеза внутреннего фактора в слизистой оболочке желудка приводит к развитию авитаминоза В12 даже при наличии в пище достаточного количества кобаламина. В подобных случаях витамин с лечебной целью обычно вводят парентерально или с пищей, но в сочетании с нейтрализованным желудочным соком, в котором содержится внутренний фактор.

Витамин В12 используется в клинике для лечения различных форм анемий с неврологическими нарушениями, которые обычно не поддаются лечению другими витаминами, в частности фолиевой кислотой.

Биологическая роль. Выявлены ферментные системы, в составе которых в качестве простетической группы участвуют не свободный витамин В12, а так называемые В12-коферменты, или кобамидные коферменты. Последние отличаются тем, что содержат 2 типа лигандов: метильную группу и 5′-дезоксиаденозин. Соответственно различают метилкобаламин СН3-В12
и дезоксиаденозилкобаламин. Превращение свободного витамина В12
в В12-коферменты, протекающее в несколько этапов, осуществляется в организме при участии специфических ферментов в присутствии в качестве кофакторов ФАД, восстановленного НАД, АТФ и глутатиона. В частности, при образовании 5-дезоксикобаламинового кофермента АТФ подвергается необычному распаду с отщеплением трифосфатного остатка по аналогии еще с одной единственной реакцией синтеза 5-аденозилметионина из метионина и АТФ (см. главу 12). Впервые В12-коферменты были выделены Г. Баркером и сотр. в 1958 г. из микроорганизмов, позже было доказано их существование в тканях животных.

Химические реакции, в которых витамин В12
принимает участие как кофермент, условно делят на 2 группы в соответствии с его химической природой. К первой группе относятся реакции трансметилирования, в которых метилкобаламин выполняет роль промежуточного переносчика метильной группы (реакции синтеза метионина и ацетата).

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Вторая группа реакций при участии В12-коферментов заключается во внутримолекулярном переносе водорода в реакциях изомеризации.

 В настоящее время высказывается предположение о более широком участии В12-коферментов в ферментативных реакциях трансметилирования, дезаминирования (например, этаноламиддезаминазная реакция) и др. Предстоит, однако, приложить немало усилий, чтобы выяснить молекулярные механизмы действия витамина В12 на процесс кроветворения. Положительный эффект при лечении пернициозной анемии полусырой печенью обусловлен, как стало известно, наличием витамина В12, хотя следует указать, что большего лечебного эффекта можно добиться при одновременном введении внутреннего фактора слизистой оболочки желудка.

Распространение в природе и суточная потребность.
Витамин В12 является единственным витамином, синтез которого осуществляется исключительно микроорганизмами; ни растения, ни ткани животных этой способностью не наделены. Основные источники витамина В12 для человека – мясо, говяжья печень, почки, рыба, молоко, яйца. Главным местом накопления витамина В12 в организме человека является печень, в которой содержится до нескольких миллиграммов витамина. В печень он поступает с животной пищей, в частности с мясом, или синтезируется микрофлорой кишечника при условии доставки с пищей кобальта. Суточная потребность в витамине В12 для взрослого человека составляет около 3 мкг (0,003 мг).

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Витамины и их роль в организме человека

У вас нет времени на реферат или вам не удаётся написать реферат? Напишите мне в whatsapp — согласуем сроки и я вам помогу!

В статье «Как научиться правильно писать реферат», я написала о правилах и советах написания лучших рефератов, прочитайте пожалуйста.

Собрала для вас похожие темы рефератов, посмотрите, почитайте:

  1. Реферат на тему: Голосеменные растения
  2. Реферат на тему: Острый бронхит
  3. Реферат на тему: Терроризм как основная социальная опасность современности
  4. Реферат на тему: Отношение к памяти Александра Невского в истории России

Введение

Здоровье — бесценный дар, который природа дарит человеку. Без него очень трудно сделать жизнь интересной и счастливой. Но как часто мы напрасно тратим этот подарок и забываем, что легко потерять здоровье, но вернуть его очень, очень трудно.

Витамины

Вита означает жизнь.

Витамины — группа органических соединений различной химической природы, которые необходимы для питания человека и животных и имеют большое значение для нормального обмена веществ и жизнедеятельности организма. Витамины выполняют те или иные каталитические функции в организме и необходимы в незначительных количествах по сравнению с основными питательными веществами (белками, жирами, углеводами и минеральными солями).

После еды витамины
всасываются (ассимилируются) организмом и образуют различные производные
соединений, которые, в свою очередь, могут сочетаться с белком. В сочетании с
белком многие витамины образуют ферменты — типичные биологические катализаторы,
ускоряющие многочисленные реакции синтеза, деградации и преобразования веществ
в организме. Недостаток витаминов в организме приводит к нарушениям обмена
веществ и, наконец, к болезням, называемым авитаминозом. Авитаминоз может быть
вторичным, т.е. вызываться не недостаточным запасом витаминов, а нарушением
процессов их всасывания и употребления в организме.

Справочная информация

Основателем учения о витаминах является русский ученый Н. И. Лунин, который в 1880 году провел весьма описательные эксперименты и изучил потребности организма животных в питании. Подопытные животные (мыши) Лунин были разделены на две группы. В одной из них мышей кормили обычным молоком, во второй — искусственно, т.е. из очищенных веществ, входящих в состав молока. В результате мыши второй группы умерли, а мыши первой группы остались вполне здоровыми. Исходя из этого, Лунин пришел к выводу, что если невозможно обеспечить жизнь белками, жирами, сахарами, солями и водой, то из этого следует, что в молоке помимо казеина, жиров, лактозы и солей содержатся и другие вещества, необходимые для питания.

Доказательство существования
витаминов завершилось работой польского ученого Казимира Функа (1912 г.),
которому принадлежит само название «витамин». На основе своих
экспериментов и, прежде всего, резюме физиологических и клинических данных,
собранных, Фанк предложил рассмотреть такие заболевания, как цинга, бери-бери,
рахит, пеллагра, как болезни пищевой недостаточности или авитаминоз.

С тех пор наука о витаминах развивается очень интенсивно, что объясняется огромной практической значимостью витаминов в борьбе с авитаминозом.

Биологические принципы
витаминной доктрины

Метод обнаружения витаминов,
используемый Лунином, создал основу для исследований в этой области.

С помощью экспериментального
авитаминоза удалось глубже проникнуть в суть болезней, при которых в пищу не
хватает определенного витамина, определить содержание витаминов в различных
натуральных продуктах, найти богатейшие источники витаминов и, наконец,
выполнить задачу по назначению витаминов в их чистейшей форме.

Специфика методов биологического исследования витаминов является одной из основных причин выделения обучения витаминам в отдельный раздел знаний. Однако методологические основы, на которых она базируется, в ходе исследований значительно изменились и обогатились. Уточнение недостаточности питания и поиск факторов, которые их устраняют, изначально проводились на отдельных, немногих видах животных. Позже в ходе сравнительных физиологических исследований было установлено, что диета, достаточная для одного вида, привела к заболеваниям другого вида, что привело к поиску новых витаминов. Таким образом, были обнаружены витамины D3, B6, PP и некоторые другие.

В то же время было обнаружено, что некоторые виды животных организмов могут самостоятельно синтезировать определенные витамины. Последние, строго говоря, больше не являются витаминами для этих видов. Поэтому, когда мы говорим о том или ином витамине, мы должны думать о тех организмах, которые нуждаются в его снабжении извне. Особый прогресс был достигнут в последние годы в области методов биологического обнаружения витаминов, когда в исследованиях использовались многочисленные микроорганизмы. Установлено, что многие микроорганизмы (плесень, дрожжи и различные бактерии) развиваются только на искусственных питательных средах, если в эти среды добавлять экстракты из тканей растений или животных. Детальное исследование показало, что компонентами таких вытяжек являются, с одной стороны, уже известные витамины, обнаруженные при определении потребностей животных, и, с другой стороны, некоторые неизвестные вещества. Извлечение и тестирование этих веществ показало, что некоторые из них являются настоящими витаминами для животных. Полученные результаты позволяют предположить, что факторы, устраняющие дефицит питательных веществ в одном организме, вероятно, необходимы и для других организмов. Таким образом, обучение витаминам имеет общее биологическое значение.

Прогресс в химическом анализе
витаминов

На основе этих биологических
испытаний удалось извлечь витамины в чистом виде, изучить их свойства,
определить их химический состав и, в конечном счете, воспроизвести их путем
химического синтеза.

За последние 15-20 лет была
изучена химическая природа 16 витаминов и нескольких сотен соединений,
связанных с их строением. Необходимо было преодолеть большие трудности,
связанные с незначительным содержанием витаминов в натуральных продуктах, с
принадлежностью витаминов к наиболее разнообразным и часто малоизученным
классам органических соединений, и, наконец, с высокой специфичностью структуры
витаминов, с изменением их физиологических эффектов при малейших различиях в
структуре молекул.

Спектр веществ,
классифицируемых как натуральные витамины, не так широк. Однако для определения
структуры части молекулы, определяющей функцию витаминов (так называемая
функциональная группа), необходимо было синтезировать многочисленные
производные этих соединений. Результаты этих исследований дали много ценных
сведений о влиянии витаминов. Особый интерес вызвало неожиданное открытие, что
некоторые витаминные производные с замещенными функциональными группами оказывают
противоположное воздействие на организм по сравнению с реальными витаминами.
Проникая в клетки, эти вещества (называемые антивитаминами) вступают в контакт
с теми же самыми структурами, в которых обычно находятся витамины. Но заменяя
витамины, антивитамины не могут выполнять свои функции (из-за различий в
структуре). Так что клетка начинает страдать от авитаминоза и в конце концов
умирает. Антивитамины используются в качестве лекарственных средств, потому что
многие патогенные бактерии очень чувствительны к ним, и организм животного
переносит их низкие концентрации без заметных повреждений.

Одним из важнейших
результатов химического анализа витаминов было создание промышленного
производства, как из натурального сырья, так и синтетическими способами. Витамины,
рассеянные в природе в небольших количествах, в настоящее время производятся в
тоннах. Только наличие химически чистых витаминов позволило подойти к вопросу
их роли в метаболизме организма — важнейшему аспекту витаминной доктрины.

Роль витаминов в обмене
веществ

Как уже казалось, витамины
выполняют каталитические функции в организме. Либо витаминно-специфические
химические структуры входят в состав ферментов, либо витамины являются
необходимыми компонентами некоторых ферментативных реакций. Обычно витаминная
молекула является предварительно сложной (т.е. процесс этерификации,
образование амидов, нуклеотидов и других производных).

Если витамины не поставляются
с пищей, активность ферментных систем, в которых они участвуют, и,
следовательно, обмен веществ, нарушается, и многие нарушения, наблюдаемые при
авитаминозе происходят.

К наиболее важным реакциям с
так называемыми водорастворимыми витаминами относятся многие реакции окисления,
которые приводят к расщеплению пищевых веществ и высвобождению содержащейся в
них энергии (витаминов В1, В2, С, РР), а также к расщеплению и переносу
отдельных химических групп. Участие в аналогичных катаболических процессах было
продемонстрировано для многих витаминов, хотя многое еще предстоит выяснить в
этой области.

Особенно трудно изучать так
называемые жирорастворимые витамины. Их каталитическое действие также
неоспоримо для них, но сами реакции различны. Жирорастворимые витамины в
основном участвуют в анаболических процессах, связанных с формированием
структур организма, таких как костное образование (витамин D), развитие
покровной ткани (витамин А), нормальное развитие зародыша (витамин Е) и др.

Характеристика индивидуальных
витаминов

В настоящее время известно
около 30 витаминов. Животным необходимо около 20 витаминов извне (16 из которых
точно определены химической природой). Остальные витамины нужны только
микроорганизмам, но животные синтезируют их сами.

Витамины характеризуются
своим физиологическим действием. Обычно различают жирорастворимые и
водорастворимые витамины. Первый включает в себя витамины А, D, Е и К; второй —
витамины С, Р и В. В группу входят витамины В2, В6, В12, РР, пантотеновая
кислота, биотин и некоторые другие. Витамины А и D (из жирорастворимой группы)
и витамины С, В2, В6 и РР (из водорастворимой группы) легко могут привести к
дефициту у человека, поэтому эти витамины необходимы с практической точки
зрения. Среднесуточная потребность человека в этих витаминах обозначается
следующими цифрами.

Первичным источником всех
витаминов является растение и особенно зеленый лист, где в основном образуются
витамины, и провитамины, т.е. вещества, из которых в организме животного могут
образовываться витамины. Человек получает витамины либо напрямую из растений,
либо опосредованно через продукты животного происхождения, в которых витамины
из растительной пищи накапливались в течение жизни животного.

Витамин А или ретинол,
нормализует обмен веществ, участвующих в процессе роста, защищает кожу и
слизистые оболочки.

Растения содержат провитамин
этого витамина — каротин (вещество оранжевого цвета). Недостаточное содержание
витамина А может вызвать сухость кожи, сыпь. Волосы могут выпасть, ухудшится
зрение. Существует так называемая «куриная слепота» — неспособность
видеть в сумерках. Недавно ретинол был использован для снятия приступов
лихорадки (аллергии, вызванной цветущими растениями).

Среди овощной продукции
наиболее многочисленными являются зеленые листовые овощи, зелень и овощи и
фрукты желтого цвета. Из продуктов животного происхождения (которые непосредственно
содержат витамин А) наиболее богаты витаминами молочный жир коров, яичный
желток летних носков, печень рыб и морских млекопитающих.

Витамин D (антитрах). В
отсутствие этого витамина, отложение солей кальция и, таким образом, костное
образование нарушается и рахит развивается.

Витамин D содержит рыбий жир,
небольшое количество которого содержится в яичном желтке и летнем солнечном
масле.

Витамин Е. При недостатке
витаминов возникает тяжелая мышечная дистрофия. В растительных тканях оно
встречается в свободной форме и в незаменимых соединениях. Он широко
используется в растительных продуктах, особенно в семенах и растительных
маслах. Витамин Е обладает антиоксидантными свойствами и может в значительной
степени защитить от разрушения витамин А, поэтому витамин А лучше усваивается и
лучше действует в присутствии витамина Е.

Витамин К. В его отсутствие в
печени не вырабатывается специфический протеин протромбин, который необходим
для поддержания нормальной свертываемости крови. Он широко распространен в природе,
особенно в зеленых растениях, но поглощается только в присутствии желтых солей.
Проявление К-авитаминоза наблюдается при нарушении нормального разделения желчи
и у новорожденных (грудное молоко содержит мало этого витамина).

Витамин С (аскорбиновая кислота или антискорбиновый витамин) защищает от цинги. Надежный союзник в борьбе с инфекциями. Способствует кровообращению, сохраняет зубы и десны здоровыми, укрепляет кости. Продукты животного происхождения содержат очень мало витамина С. Он не содержится в сухих семенах, но появляется, как только семена начинают прорастать. Почти единственным источником витамина С являются свежие или правильно консервированные фрукты, овощи и ягоды. Большинство витаминов во фруктах — это шиповник, недозрелый орех и черная смородина, которые используются в промышленном производстве концентратов. Весной особенно важны концентраты и синтетические препараты, так как содержание витамина С в лежачих фруктах и овощах снижается.

Витамин P обладает свойством
укреплять капилляры (устранение хрупкости и повышенной проницаемости), а также
способствует накоплению витамина С в тканях. Витамин Р содержит много
красителей и дубильных веществ растений, наиболее активным из которых, согласно
исследованиям А.Л. Курсанова, является дубильное вещество для чая. Кроме чая,
хорошими источниками витамина Р являются плоды шиповника, недозрелый грецкий
орех, черная смородина, лимоны, виноград, сливы и перец.

Витамин B2 (тиамин, или
антиневритный витамин) защищает от болезни, называемой бери-бери. Этот витамин
необходим для поддержания жизненной силы, нормального функционирования нервной
системы и кровообращения. Укрепляет мышцы, улучшает кожу и волосы. Наибольшее
количество витамина содержится в дрожжах и печени животных. Из продуктов
питания семена злаков и бобовых являются самыми богатыми витаминами.

Витамин В6 (рибофлавин).
Недостаток витаминов приводит к поражению кожи (дерматиту), воспалению языка,
губ, расширению сосудов роговицы, светобоязненности, помутнению зрения. Витамин
термостойкий, но разрушается светом. Лучшими источниками являются дрожжи,
печень, почки, молоко и молочные продукты, а также зеленые листовые овощи. В
семенах он относительно мал.

Витамин PP (никотиновая
кислота). Дефицит витаминов приводит к болезни под названием пеллагра. Лучшими
источниками являются дрожжи, печень, мышцы животных и семена пшеницы. Пеллагра
в основном находится в районах, где кукуруза является преобладающей культурой,
так как кукуруза очень беден витамином PP.

Пантотеновая кислота. В
организме является частью ферментов, которые катализируют образование пептидов
и незаменимых связей, что указывает на важность витамина в процессах синтеза.

Фолиевая кислота. Вызывает
нормальное созревание в костном мозге и попадание клеток крови в кровоток. Если
есть дефицит витаминов, клетки не созревают; меньше старых клеток остается в
крови (как они умирают) и костный мозг набухает с незрелыми клетками. В
результате развивается злокачественная анемия. Лучшими источниками витаминов
являются дрожжи, зеленые листья растений и печень.

Витамин В12 обладает сильным
кроветворным эффектом; по сравнению с фолиевой кислотой, витамин В12 примерно в
1000 раз активнее. Вместе со стимуляцией кроветворения устраняет сопутствующую
злокачественную анемию. Лучшие источники витамина B12 являются внутренними
органами животных, особенно печени и почек; никаких значительных количеств
витамина B12 не найдено в растительных продуктах.

Заболевания, связанные с
витаминами

Этой непонятной, но почти
всегда неизбежной болезни на протяжении веков боялись моряки и путешественники.
Здоровые, сильные люди уплыли в неизвестные земли, но половина из них погибла
от страшной болезни. Выжившие были больше развалинами, чем люди. Сначала
больные почувствовали слабость, вялость, начали отдавать сердца, лопались
кровеносные сосуды, под кожей и суставами проливалась кровь. Потом кровотечение
из десен, выпали зубы, тело распухло, и человек умер.

Название этой болезни — цинга
или горе. Причина цинги — недостаток витамина С, аскорбиновой кислоты. Суточная
потребность для этого у взрослого человека составляет 50 — 100 миллиграммов.

В первой трети XX века в США
бушевала странная болезнь. Его центром были южные штаты. Десятки тысяч
американцев умерли от этой болезни. Эта болезнь называлась пеллагра, что в
переводе с итальянского означает «сухая кожа». Помимо кожных поражений,
имели место кишечные нарушения и тяжелые расстройства нервной системы, вплоть
до полного психического расстройства и смерти.

Сначала болезнь считалась инфекционной. Однако, несмотря на все усилия, патогена найти не удалось. В то время выяснилось, что она бушевала только в бедных районах, где основной пищей была кукуруза. Как только больной получил мясо, яйца и молоко, болезнь уменьшилась. Стало ясно, что пеллагра — это тип авитаминоза.

В 1937 году ученым удалось
вылечить пеллагру никотиновой кислотой. Поэтому никотиновая кислота — уже
называемая в то время витамином РР — является двумя первыми буквами английского
предложения: защитной от пеллагры. Для поддержания здоровья человека необходимо
всего 15 — 25 миллиграммов витамина РР в день.

В 1990-х годах голландское
правительство пыталось выяснить причины эпидемии Бери-Бери на острове Ява.

«Возьми это» — это Синхала для «слабости» или «утюги для ног». Сначала у пациента появляется легкая усталость, потеря аппетита, судороги. Затем нервы начинают умирать, сопровождаясь болью и мышечной атрофией. И, наконец, возникает паралич, и пациент умирает.

Заключение

Теперь мы знаем, что вещество, витамин B2 тиамин, может предотвратить бери-бери. Для того чтобы человек был здоровым, необходимо всего 1,3-2 миллиграмма В₁ в день. Этот витамин содержится в ячмене, овсе, фасоли, картофеле и печени.

Список литературы

  1. Я знаю мир: Детская энциклопедия: J11 Медицина. — – М . ОАО «Верлагсхаус АСТ», 2004 . — 480 стр.

Витамин B9 (фолиевая кислота)

Витамин В9 (фолиевая кислота) – водорастворимый витамин, необходимый для синтеза ДНК и некоторых аминокислот (глицина, метионина).

Синонимы русские

Фолиевая кислота, фолацин, птериолглутаминовая кислота.

Синонимы английские

Vitamin B9, vitamin Bc, folic acid, folacin, pteroylglutamic acid.

Метод исследования

Конкурентный твердофазный хемилюминесцентный иммуноферментный анализ.

Диапазон определения: 1,36 — 90,8 нмоль/л.

Единицы измерения

Нмоль/л (наномоль на литр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  1. Не есть в течение 2-3 часов до исследования, можно пить чистую негазированную воду.
  2. Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение за 30 минут до исследования.
  3. Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

В9 – водорастворимый витамин. Впервые он был выделен из листьев шпината, но уже за 20 лет до этого была установлена роль печени и дрожжей в терапии мегалобластической анемии – состояния, развивающегося при дефиците В9.

Витамин В9 поступает в организм с пищей. Он содержится в бобах, петрушке, салате, капусте, томатах, шпинате, спарже, печени, почках, мясе, грибах, дрожжах и разрушается при высоких температурах. Часть витамина В9 вырабатывается микрофлорой кишечника в присутствии парааминобензойной кислоты. Кроме того, в печени и почках есть запасы фолацина, которые могут компенсировать недостаточное его поступление в течение нескольких месяцев.

В9 всасывается в тонком кишечнике: в его слизистой происходят биохимические превращения витамина с образованием активных форм, способных проходить в кровь и участвовать в биохимических реакциях. Роль Вв организме состоит в его способности переносить метильный остаток (СН3-) – это реакции, в ходе которых образуются ДНК и некоторые аминокислоты (глицин, метионин).

При гиповитаминозе синтез ДНК замедляется и появляются аномальные ДНК, которые легко распадаются из-за замены тиминовых нуклеотидов уридиновыми. При таком нарушении в первую очередь страдают клетки и ткани, которые часто обновляются, – кровь и эпителий, – что и определяет симптомы гиповитаминоза фолиевой кислоты.

Развивается мегалобластическая анемия, которая проявляется бледностью, слабостью, утомляемостью, в анализе крови видны атипичные клетки. Вдобавок снижается количество других элементов крови – тромбоцитов и лейкоцитов – и появляются их аномальные формы.

Другая ткань, страдающая при нехватке В9, – это эпителий: медленнее заживают раны, страдает желудочно-кишечный тракт – уменьшается выработка необходимых для пищеварения ферментов, развивается глоссит (поражение языка), эзофагит (поражение пищевода), гастрит, энтерит.

Важно различать мегалобластическую анемию, вызванную дефицитом фолатов, от той, что вызвана дефицитом витамина В12. При второй большие дозы фолатов способны скорректировать нарушения в крови пациента, но неврологические осложнения прогрессируют.

Кроме образования ДНК, витамин В9 участвует в производстве метионина из гомоцистеина. При гиповитаминозе количество гомоцистеина увеличивается, что повышает вероятность сердечно-сосудистых заболеваний.

Достаточный уровень фолатов в организме снижает риск развития онкологических заболеваний и играет особую роль при беременности, особенно на ранних сроках, – у плода происходит интенсивное деление клеток, закладываются будущие органы и ткани, особенно важна правильная закладка нервной трубки. Нарушение этих процессов приводит к порокам развития: к отклонениям нервной системы (анэнцефалии, гидроцефалии, спинномозговым грыжам), к нарушению формирования конечностей, к порокам сердца. Кроме того, дефицит В9 при беременности может вызывать неправильное формирование плаценты и даже прерывание беременности.

В сутки человеку нужно 25 мкг В9, однако потери при всасывании увеличивают количество, которое должно поступить с пищей, до 50 мкг. Потребность в В9 возрастает при беременности и кормлении грудью, а также при злокачественных опухолях, некоторых видах гемолитических анемий и кожных заболеваний.

Важно помнить, что неустойчивость витамина к кулинарной обработке может приводить к его недостатку в пище. К тому же вероятно развитие гиповитаминоза при нарушении всасывания – из-за злоупотребления спиртными напитками и кислыми продуктами, приема некоторых лекарств (барбитуратов, фенитоина), синдрома мальабсорбции.

При этом переизбыток В9 крайне маловероятен, так как, будучи водорастворимым, витамин выводится с мочой.

Для чего используется исследование?

  • Чтобы узнать, является ли нехватка В9 причиной меголобластической анемии, глоссита, эзофагита, атрофического гастрита, энтерита.
  • Для дифференциальной диагностики мегалобластической анемии, вызванной гиповитаминозом В9 и В12.
  • Чтобы оценить уровень витамина В9 при планировании беременности или при синдроме мальабсорбции.
  • Для выработки рекомендаций по коррекции питания.

Когда назначается исследование?

  • При меголобластической анемии, глоссите, эзофагите, атрофическом гастрите, энтерите.
  • В рамках комплексной оценки витаминного профиля организма.
  • Когда важно не допустить недостатка В9 (при грудном вскармливании, гемодиализе).
  • При планировании беременности (для профилактики врождённых пороков развития, особенно нервной системы).
  • При синдроме мальабсорбции (для диагностики возможного витаминоза В9).
  • При контроле за эффективностью лечения гиповитаминоза.

Что означают результаты?

Референсные значения: 7 — 39,7 нмоль/л.

Причины повышения уровня В9:

  • передозировка препаратов, содержащих витамин В9 (поливитаминов, мамифола, фолиевой кислоты, фолацина).

Причины понижения уровня В9:

  • недостаточное поступление витамина с пищей (голодание, преимущественное употребление пищи, прошедшей кулинарную обработку),
  • плохое усвоение Вв кишечнике,
  • повышенная потребность в витамине В(беременность, грудное вскармливание, гемодиализ, онкологические заболевания).

Что может влиять на результат?

Перед анализом необходимо учесть факт приема препаратов витамина В9.


Скачать пример результата

Кто назначает исследование?

Терапевт, диетолог, неонатолог, невролог, гастроэнтеролог, педиатр, гинеколог, гематолог.

Литература

  • А. Ш. Бышевский, О. А. Терсенов. Биохимия для врача. Екатеринбург, 1994.
  • А. Ш. Зайчик, Л. П. Чурилов. Основы патохимии. СПб: 2001.
  • Folic Acid Supplementation for Women of Childbearing Age versus Supplementation for the General Population: A Review of the Known Advantages and Risks, Nikhil Shelke and Louis Keith, Int J Family Med. 2011.

«Белковый обмен. Витамин B12 и его клиническое применение», Медицина

Очевидно, что благодаря своему влиянию на синтез метионина витамин B12 оказывает какое-то действие на белковый обмен. Например, можно ожидать, что цианкобаламин будет улучшать использование белка из рационов, в которых этой аминокислоты недостаточно. Таким образом объясняли некоторые из отмеченных выше благотворных эффектов витамина. Значительную прибавку в весе тела, даже если она связана с увеличением количества не только жира (как часто бывает), но и белка, обычно можно объяснить просто повышенным потреблением пищи животными, получающими витамин B12. Не было обнаружено никакого влияния витамина B12 на баланс азота и эффективность использования белков у крыс. Различные исследования, однако, указывали на более прямую роль этого витамина в синтезе белка. Так, было установлено, что у крыс с гипертиреозом (гиперфункцией щитовидной железы) витамин B12 способствует удержанию азота. У кур при недостаточности витамина B12 концентрация аминокислот в крови повышена, а белков в плазме — понижена; у человека также показано обратное отношение между концентрациями аминокислот и витамина B12 в крови, что объясняется стимулирующим действием витамина на синтез белков. Сообщается об избыточном выведении с мочой аминокислот, особенно лизина (но также и таурина) при обострении пернициозной анемии и дегенерации спинного мозга. Нарушение нормального обмена тирозина и триптофана могло бы вести к избыточному выделению фенольных веществ, тоже отмеченному при пернициозной анемии, и, возможно, к образованию токсичных веществ, вызывающих гемолиз, которым иногда сопровождается это заболевание; все эти обменные нарушения быстро исчезают после введения витамина B12. Было отмечено, что при дегенерации спинного мозга, часто сопровождающей пернициозную анемию, поражаются некоторые крупные аксоны, нормальное состояние которых поддерживается быстрым обновлением белка. Поэтому исследователи предположили, что витамин B12, специфически излечивающий это состояние, косвенным образом контролирует синтез белка; полагая, что прямое действие витамина направлено на синтез нуклеиновых кислот, они связали свое предположение с гипотезой о том, что РНК служит «шаблоном» для синтеза белка; их данные было бы логичнее истолковать в пользу прямого действия витамина B12 на синтез белков.

Изучалось влияние витамина B12 на включение меченого серина или меченой глюкозы в белки печени и в некоторые отдельные аминокислоты у свиней и крыс. Во всех опытах полученные величины были заметно ниже у животных с авитаминозом. Исследователи приводят соображения в пользу того, что это не было следствием одного лишь пониженного потребления пищи. Данные наблюдения были дополнены исследованиями, проведенными in vitro на препаратах микросом из печени и селезенки нормальных крыс и крыс с авитаминозом. Как показано, между этими группами животных обнаружились большие различия во включении меченых аминокислот; кроме того, при добавлении витамина B12 к препаратам микросом, полученных от животных с авитаминозом, включение аминокислот заметно возрастало.

Ученые пошли дальше и показали, что в надосадочной жидкости после центрифугирования микросом печени находится содержащий витамин B12 «рН 5-фермент», катализирующий включение меченых аминокислот в белок. Интересно было бы выяснить, не обладает ли ферментативной активностью комплекс витамина B12 с пептидом, выделенный ранее из печени. Позднее было показано, что «рН 5-фермент» содержит большую часть витамина В12, первоначально находившегося в микросомах печени. Этот фермент подвергли дальнейшему фракционированию; он, по-видимому, катализировал как активацию аминокислот аденозинтрифосфатом, так и их последующее включение в белковую фракцию микросом. Кроме того, оба процесса подавлялись антагонистами витамина В12 содержащими остаток анилида вместо одной из амидных групп. Исследователи высказали гипотезу, что витамин В12-фермент действует как активатор-переносчик: он переносит аминокислоты (после активации их карбоксильных групп аденозинтрифосфатом) на «шаблон», возможно, путем транспептидирования, в котором участвуют 6 карбоксамидных групп молекулы витамина. Некоторые ученые приводят соображения, позволяющие предполагать, что некоторые из карбоксамидных групп являются биохимически активными частями молекулы. Другим исследователям пока не удалось подтвердить эти данные; они указывают также, что включение аминокислот в белок микросом не обязательно представляет собой нормальный синтез белка. Таким образом, эти результаты нельзя считать окончательным доказательством прямого действия цианкобаламина на белковый синтез. Однако это привлекательная гипотеза; контролем синтеза апоферментов можно было бы объяснить влияние витамина В12 на ряд, казалось бы, не связанных между собой ферментных систем. В пользу этого можно привести и другие данные; различные исследователи утверждали, что недостаточность витамина B12 у крыс ведет к уменьшению содержания в их печени некоторых ферментов, а именно трансметилазы, рибонуклеазы, цитохромоксидазы и различных дегидрогеназ. Другие авторы установили, что при отсутствии витамина B12 не происходит регенерации ткани печени после частичной гепатэктомии. Все эти данные говорят в пользу прямого или косвенного влияния витамина на синтез белка.

Витамин B12 в здоровье и болезнях

Питательные вещества. 2010 Март; 2 (3): 299–316.

«Дисциплина питания и обмена веществ», Школа молекулярной биологии, Сиднейский университет, Новый Южный Уэльс, 2006 г. , Австралия; Электронная почта: [email protected]

Получено 2 февраля 2010 г .; Принято 1 марта 2010 г.

Авторские права © 2010, авторы; лицензиат Molecular Diversity Preservation International, Базель, Швейцария. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Витамин B 12 необходим для синтеза ДНК и производства клеточной энергии.Этот обзор направлен на описание метаболизма витамина B 12 и оценку причин и последствий субклинической недостаточности витамина B 12 . Дефицит витамина B 12 является обычным явлением, в основном из-за ограниченного приема пищи животного происхождения или нарушения всасывания витамина. Вегетарианцы подвержены риску дефицита витамина B 12 , как и другие группы с низким потреблением продуктов животного происхождения или с ограниченным режимом питания. Нарушение всасывания витамина B 12 чаще всего наблюдается у пожилых людей, вторично по отношению к ахлоргидрии желудка. Симптомы субклинической недостаточности незаметны и часто не распознаются. Долгосрочные последствия субклинического дефицита полностью не изучены, но могут включать неблагоприятные последствия для исходов беременности, состояния сосудов, когнитивных функций, костей и глаз.

Ключевые слова: витамин B 12 , физиология, питание, взрослые, хронические заболевания

Дефицит витамина B 12 был впервые описан в 1849 году и считался фатальным до 1926 года, когда диета из печени с высоким содержанием Витамин B 12 замедляет течение болезни.В настоящее время многое известно о биохимии и метаболизме витамина B 12 , однако диагностика его дефицита стала более сложной из-за классификации «субклинической» категории дефицита, характеризующейся концентрацией витамина B 12 в сыворотке крови, которая когда-то считались адекватными. Ранее считалось, что для развития дефицита витамина B 12 требуется много лет, и только у строгих вегетарианцев или людей с пагубной анемией. Более поздние исследования показали, что есть последствия заболевания, связанные с субклиническим дефицитом B 12 , которые чаще всего развиваются из-за мальабсорбции или несоответствия питания.Уровень субклинического дефицита витамина B 12 высок в развивающихся странах, среди пожилых людей и среди вегетарианцев. Долгосрочные последствия полностью не изучены, но могут включать неблагоприятное воздействие на исходы беременности и аспекты старения.

1. Витамин B

12 Функция

Витамин B 12 , также известный как кобаламин, включает ряд форм, включая циано-, метил-, дезоксиаденозил- и гидроксикобаламин. Цианоформа, которая используется в добавках, в следовых количествах содержится в пище [1].Другие формы кобаламина могут быть преобразованы в метил- или 5-дезоксиаденозильные формы, которые необходимы в качестве кофакторов для метионинсинтазы и L-метилмалонил-КоА мутазы.

Метионинсинтаза необходима для синтеза пуринов и пиримидинов. Реакция зависит от метилкобаламина как сопутствующего фактора, а также от фолиевой кислоты, в которой метильная группа метилтетрагидрофолата передается гомоцистеину с образованием метионина и тетрагидрофолата. Дефицит витамина B 12 и прерывание этой реакции приводит к развитию мегалобластной анемии.Дефицит фолиевой кислоты, не зависящий от витамина B 12 , также вызывает мегалобластную анемию [2]. Мутаза метилмалонил-КоА превращает метилмалонил-КоА в сукцинил-КоА, при этом в качестве кофактора требуется 5-дезоксиаденозилкобаламин. Это дефект этой реакции и последующее накопление метилмалонил-КоА, которое, как полагают, отвечает за неврологические эффекты дефицита витамина B 12 [2].

Сыворотка витамина B 12 связывается с белками, известными как транскобаламины (TC).Большая часть витамина, примерно 80%, транспортируется с помощью неактивного TCI (также называемого гаптокоррином). Активным транспортным белком витамина B 12 является транскобаламин II (TCII), который вызывает около 20% витамина в кровообращении [3]. Голо-транскобаламин (голо-ТС) — это TCII с присоединенным кобаламином, который доставляет в клетки витамин B 12 . Низкая концентрация витамина B 12 в сыворотке может быть связана с дефицитом TCI, в то время как уровни TCII и, следовательно, статус витамина B 12 остаются адекватными [4].

2. Биохимическая оценка витамина B

12 Статус

Традиционно статус витамина B 12 оценивается по его концентрациям в сыворотке, однако были высказаны опасения по поводу использования только измерений сывороточного витамина B 12 . Хотя низкие концентрации витамина B 12 в сыворотке крови являются чувствительным индикатором дефицита витамина B 12 , а высокие концентрации витамина B 12 обычно указывают на достаточность, интерпретация промежуточного диапазона концентраций витамина B 12 неясна [4] .

Метилмалоновая кислота (MMA) и гомоцистеин (tHcy) являются признанными индикаторами статуса витамина B 12 . Их измерения выявили наличие субклинического дефицита, последствия которого все еще выясняются. ММА считается специфическим индикатором метаболизма кобаламина, а tHcy повышается при дефиците витамина B 12 наряду с дефицитом фолиевой кислоты и витамина B 6 . Эти биомаркеры могут быть искажены физиологическими условиями или условиями окружающей среды.Концентрации tHcy в плазме повышаются также при почечной недостаточности, полиморфизме метилентетрагидрофолатредуктазы (MTHFR) или применении некоторых лекарств. Концентрация ММА в плазме повышается также при почечной недостаточности, часто встречающейся у пожилых людей [4,5].

Некоторые авторы [6,7] рекомендовали, чтобы измерение сывороточных концентраций витамина B 12 и отслеживание низких значений с помощью измерений ММА было подходящей стратегией для оценки статуса витамина B 12 .Однако пороговое значение витамина B 12 , при котором должны проводиться дальнейшие исследования, является спорным. Исследование сывороточных концентраций витамина B 12 , MMA и tHcy показывает, что при использовании нижнего предела нормы (200 нг / л или 147 пмоль / л) пациенты с повышенным MMA будут пропущены, однако, если более высокие значения ( 500 нг / л или 370 пмоль / л), большинству пациентов потребуются контрольные ММА-тесты, которые могут быть в пределах нормы [8]. Кармель рекомендует комплексные критерии, основанные на сыворотке витамина B 12 <148 пмоль / л или 148–258 пмоль / л и MMA> 0.30 мкмоль / л или tHcy> 13 нмоль / л (женщины) и> 15 нмоль / л (мужчины) должны использоваться для определения неадекватного статуса витамина B 12 [9].

Исследования, которые оценивали использование голо-ТС в качестве маркера витамина B 12 status, показывают сходство в специфичности и чувствительности к концентрации витамина B в сыворотке 12 . Однако при использовании в сочетании с витамином B 12 прогностическая ценность для определения дефицита витамина B 12 улучшается [10].

3.Всасывание

Витамин B 12 связан с белком в пище и доступен для абсорбции после отщепления от белка соляной кислотой, продуцируемой слизистой оболочкой желудка. Освободившийся кобаламин затем присоединяется к белку R и проходит в двенадцатиперстную кишку, где белок R удаляется, а свободный кобаламин связывается с внутренним фактором (IF). Комплекс IF-кобаламин абсорбируется дистальным отделом подвздошной кишки и требует кальция [2]. Витамин B 12 поступает в кровообращение примерно через 3–4 часа в привязке к TC.

Витамин B 12 секретируется с желчью и реабсорбируется через энтерогепатическую циркуляцию рецепторами подвздошной кишки, которым требуется ПФ, таким образом, развитие дефицита витамина B 12 , вероятно, будет более быстрым у пациентов с пернициозной анемией, поскольку IF отсутствует [ 3]. Витамин B 12 выводится с калом, который состоит из неабсорбированного желчного витамина B 12 , желудочно-кишечных клеток и секретов, а также витамина B 12 , синтезируемого бактериями в толстой кишке.Подсчитано, что ежедневные потери витамина B 12 пропорциональны запасам в организме, и в день выводится примерно 0,1% [11]. Избыток витамина B 12 в кровотоке, например, после инъекций, обычно превышает связывающую способность TC и выводится с мочой [3].

Исторически абсорбция витамина B 12 измерялась с помощью ряда методов, включая подсчет радиоактивно меченого витамина B 12 во всем теле, исследования метаболического баланса [1] или исследования контролируемого кормления витамином B 12 -истощенных людей [ 12].

Известно, что общее количество всасываемого витамина B 12 увеличивается с приемом витамина B 12 , но процент всасывания уменьшается с увеличением доз [13]. Одно исследование с использованием добавок кристаллического витамина B 12 показало, что 50% сохраняется при дозе 1 мкг, 20% — при дозе 5 мкг и 5% — при дозе 25 мкг, что свидетельствует о насыщении механизмов абсорбции [14]. Считается, что абсорбционная способность восстанавливается до исходного уровня в течение 4-6 часов, что позволяет эффективно абсорбировать следующую дозу [11].Примерно 1% больших доз кристаллического витамина B 12 , содержащегося в некоторых добавках (1000 мкг), всасывается в процессе массового воздействия, даже в отсутствие IF [15], что указывает на кристаллический витамин B 12 в высоких дозах. и пищевой витамин B 12 всасываются по разным механизмам.

Тест Шиллинга был классической процедурой для оценки абсорбции витамина B 12 , но в настоящее время используется редко. Поскольку замены не было, необходимо использовать ряд индивидуальных тестов для диагностики причины дефицита витамина B 12 .Тесты, которые диагностируют атрофический гастрит, частую причину мальабсорбции витамина B 12 , включают гастроскопию или определение уровня гастрина и пепсиногена в сыворотке крови. Специфические тесты на злокачественную анемию включают определение IF-антител и определение уровня гастрина в сыворотке крови. MMA и tHcy являются лучшими маркерами статуса витамина B 12 , хотя они не подходят для тестирования абсорбции [16]. Обзор медицинского лечения дефицита витамина B 12 можно найти в недавней статье Ральфа Кармеля [17].

4. Источники пищи и биодоступность витамина B

12

Витамин B 12 синтезируется некоторыми бактериями в желудочно-кишечном тракте животных и затем поглощается животным-хозяином. Витамин B 12 концентрируется в тканях животных, следовательно, витамин B 12 содержится только в продуктах животного происхождения [11]. Продукты с высоким содержанием витамина B 12 (мкг / 100 г) включают: печень (26–58), говядину и баранину (1–3), курицу (след-1), яйца (1–2.5) и молочные продукты (0,3–2,4).

В природе нет биологически активных форм витамина B 12 из растительных источников. Некоторые растительные продукты содержат добавленный витамин B 12 , а другие, например, морские водоросли и грибы содержат аналоги витамина B 12 , которые неактивны для человека, хотя 2 исследования показывают, что определенные виды японских морских водорослей (нори) предотвращают дефицит витамина B 12 у веганов [18]. Некоторые продукты, загрязненные или ферментированные бактериями e.g., темпе и тайский рыбный соус, как сообщается, содержат витамин B 12 [18], хотя они могут иметь низкое сродство с IF и плохо всасываться [19].

Для определения содержания витамина B в продуктах питания использовался ряд методов. Были использованы микробиологические анализы с использованием витамина B 12 , требующих бактерий, однако они больше не являются эталонным методом из-за высокой неопределенности измерения. Используются методы радиоизотопного разведения с меченым витамином B 12 и свиной IF [20].Ожидается дальнейший прогресс с разработкой более специфичных тестов на моноклональные антитела с использованием специфических связывающих белков [21].

Биодоступность витамина B 12 у человека зависит от способности человека всасываться в желудочно-кишечном тракте. Как указывалось ранее, усвоение витамина B 12 является сложным, и с возрастом наблюдаются неблагоприятные изменения. Ввиду технических проблем и биологических факторов данных о биодоступности пищевого витамина B 12 у людей мало.Считается, что 1,5–2,0 мкг синтетического витамина B 12 насыщает рецепторы IF-кобаламина подвздошной кишки, но другие исследования показали более высокую скорость абсорбции [1,11]. Было показано, что у нормальных людей абсорбция витамина B 12 из пищевых продуктов зависит от количества и типа потребляемого белка [19]. Витамин B 12 из пищевых продуктов, по-видимому, имеет разную скорость всасывания, причем лучше усваивается из курицы и говядины по сравнению с яйцами. Исследования по оценке всасывания связанного с пищей витамина B 12 из цельных продуктов описаны в.

5. Витамин B

12 Требование

Рекомендуемая диета (RDI) предназначена для предотвращения мегалобластной анемии и поддержания адекватной концентрации витамина B в сыворотке крови 12 . Предполагается, что 50% пищевого витамина B 12 усваивается. RDI и расчетная средняя потребность (EAR) не меняются по достижении взрослого возраста. Однако американские и австралийские контрольные значения питательных веществ предполагают, что пожилым людям с атрофическим гастритом может потребоваться более высокое потребление продуктов, богатых витамином B 12 , обогащенных витамином B 12 продуктов или добавок [3,22].Институт медицины США рекомендовал взрослым старше 51 года потреблять большую часть витамина B 12 из обогащенных продуктов или добавок, снова признавая высокий уровень мальабсорбции из-за гастрита, который возникает с возрастом. Запасы витамина B 12 сохраняются в течение нескольких лет, и дефицит витамина развивается медленно, однако сочетание мальабсорбции и недостаточного потребления пищи ускоряет дефицит [3].

Таблица 1

Биодоступность витамина B 12 из цельных продуктов.

здоровые молодые люди мкг в порции 100 г

9025 9,2

Тип еды Субъекты Витамин B 12 Содержание % Поглощение, среднее (диапазон) Метод анализа Ссылка
5 3 баранина 65 (56–77) Витамин B с радиоактивной меткой 12 , подсчет всего тела [11]
2 здоровых молодых человека 3.03 мкг в порции 200 г 83
2 здоровых молодых человека 5,11 мкг в порции 300 г 53
Паштет печени 6 здоровых субъектов порции 9 (5,1–19,5) Радиомеченый витамин B 12 , подсчет всего тела [11]
4 пожилых человека 4,5 (2,4–6,0)
5 человек с злокачественной анемией 1.8 (0–3,7)
Курица 3 здоровых субъекта 0,4–0,6 мкг в 100 г порции 65 (58–74) Радиомеченый витамин B 12 , исследования экскреции с фекалиями 23]
0,8–1,3 мкг в порции 200 г 63 (48–76)
1,3–1,9 мкг в порции 300 г 61 (49–75)
3 здоровых человека 2.1 мкг в порции 50 г 42 Витамин B с радиоактивной меткой 12 , исследования экскреции с фекалиями и мочой [24]
3,1 мкг в порции 100 г 38
42
13,3 мкг на порцию 300 г 30
Яйца: вареные, взбитые, жареные 18 здоровых субъектов 0,9–1,4 µг 3,25 мкг на порцию 3,9–1,4 мкг в порции.7–9.2 Радиоактивно меченый витамин B 12 , фекальное и мочевое выделение [25]

6. Витамин B

12 Дефицит

Дефицит обычно вызван нарушением всасывания витамина , хотя Неадекватное питание часто встречается у пожилых людей, веганов или ово-лакто-вегетарианцев с плохим питанием. Причины также могут быть связаны с недостаточной продукцией IF, атрофическим гастритом, нарушением усвоения витамина B в подвздошной кишке 12 из-за болезни, резекцией или вмешательством из-за избыточного бактериального роста, взаимодействием лекарств с питательными веществами, а также некоторыми менее распространенными генетическими дефектами [3].

Веганы, которые не потребляют продукты животного происхождения, могут удовлетворить свою потребность в витамине B 12 за счет обогащенных продуктов или добавок. Ово-лакто-вегетарианцам, потребляющим лишь небольшое количество молочных продуктов или яиц, может потребоваться дополнительный витамин B 12 . Беременные и / или кормящие женщины, соблюдающие вегетарианскую или веганскую диету, подвергаются высокому риску дефицита из-за повышенной метаболической потребности в витамине B 12 и нуждаются в адекватном потреблении продуктов или добавок, содержащих витамин B 12 .

Пожилые люди в целом подвержены риску недоедания, в основном из-за снижения потребления, связанного с болезнью, но также из-за физических возможностей, например, трудностей с приготовлением пищи, и психологических факторов, например, депрессии. Связанная с белком мальабсорбция считается наиболее частой причиной субклинической недостаточности витамина B 12 у пожилых людей и обычно связана с некоторой степенью атрофического гастрита. Гастрит или воспаление слизистой оболочки желудка усиливается с возрастом и приводит к снижению или, в некоторых случаях, полной потере кислоты, необходимой для расщепления витамина B 12 из белка.Синтетический витамин B 12 остается доступным для всасывания, поскольку он не связывается с белками [3,22].

Пагубная анемия является конечной стадией аутоиммунного гастрита и приводит к потере синтеза IF. Именно эта потеря IF вызывает дефицит витамина B 12 , и при отсутствии лечения развиваются мегалобластная анемия и неврологические осложнения. Пагубную анемию лечат с помощью инъекций витамина B 12 или пероральных больших доз витамина B 12 . Дефицит витамина B 12 также разовьется после резекции антрального отдела желудка, поскольку это место секреции IF и кислоты [3].

Снижение поглощения витамина B подвздошной кишкой 12 может быть вызвано конкуренцией за витамин B 12 у пациентов с избыточным бактериальным ростом или паразитарной инфекцией. Резекция или заболевания подвздошной кишки, такие как болезнь Крона или другие хронические воспалительные состояния кишечника, также вызывают нарушение всасывания витамина B 12 [3].

Потенциальная маскировка дефицита витамина B 12 за счет обогащения пищевых продуктов фолиевой кислотой также вызывает некоторые опасения по поводу безопасности.Когда концентрация витамина B 12 низкая, высокие дозы фолиевой кислоты (добавки или обогащение пищевых продуктов) позволяют продолжать синтез ДНК, предотвращают мегалобластную анемию и потенциально «маскируют» дефицит витамина B 12 , потенциально позволяя концентрациям гомоцистеина и ММА повышаться и неврологический ущерб прогрессировать. Неврологические нарушения при отсутствии анемии наблюдались в 20–30% случаев дефицита витамина B 12 [4]. Ввиду этого и влияния дефицита витамина B 12 на исход беременности [26,27] обсуждается необходимость обогащения муки витамином B 12 .Обогащение муки витамином B 12 , скорее всего, принесет пользу людям с недостаточным потреблением витамина B 12 с пищей и пожилым людям с нарушением всасывания, связанным с пищей, но будет неадекватным для людей с пагубной анемией, которая затрагивает 2–4% Население США в зависимости от этнической принадлежности [28]. Пациентам с пернициозной анемией требуются более крупные пероральные добавки (например, 500–1000 мкг / сут) или внутримышечные инъекции. В развивающихся странах обогащение полезных веществ потенциально может иметь более значительный эффект, поскольку их потребление населением часто невелико.Однако пока еще недостаточно интервенционных исследований влияния различных уровней обогащения муки на разные группы населения [29].

7. Взаимодействие между лекарствами и питательными веществами

Считается, что некоторые лекарства влияют на усвоение или метаболизм витамина B 12 . К ним относятся препараты с ингибиторами протонной помпы (ИПП), метформин, анестезия закисью азота, некоторые эпилептические препараты и колхицин.

Препараты ИПП обычно используются пожилыми людьми для лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни.Препараты ИПП действуют путем снижения секреции желудочного сока и пепсина, что теоретически приводит к снижению абсорбции связанного с белком витамина B 12 . Однако текущая литература об использовании ИПП и статусе витамина B 12 противоречива [30,31,32,33]. Мониторинг концентраций витамина B 12 рекомендуется пациентам, проходящим длительное лечение ИПП, с учетом того, что биодоступность пищевого витамина B 12 может быть нарушена [3].

Метформин — это бигуанид, используемый для лечения инсулинозависимого диабета, и у некоторых пациентов, принимающих этот препарат, развивается мегалобластная анемия [34,35]. Это может быть связано с изменениями кишечной подвижности или избыточным бактериальным ростом, конкурирующим за витамин B 12 в желудочно-кишечном тракте. Также было показано, что кальций улучшает усвоение витамина B 12 у потребителей метформина [35].

Анестезия закисью азота подавляет метионинсинтазу и L-метилмалонил-КоА мутазу и вызывает симптомы дефицита, несмотря на нормальную концентрацию витамина B 12 в сыворотке [36].Противоэпилептические препараты были связаны с низкой концентрацией витамина B 12 , но это противоречиво: одни исследования не показали изменений, а другие — повышение уровня витамина B 12 [37].

8. Витамин B

12 и дефекты нервной трубки (NTD)

NTD включают расщелину позвоночника, анэнцефалию и энцефалоцеле. Это вызвано тем, что нервная трубка не закрывается во время беременности. Этиология NTD до конца не изучена, но факторы риска включают дефицит фолиевой кислоты, генетические факторы и факторы окружающей среды [26,27].Сообщается о значительном снижении NTD после обогащения пищевых продуктов США фолатом [38]. Поскольку фолиевая кислота снизила, но не устранила частоту ДНТ, продолжаются исследования для определения дальнейших стратегий минимизации риска. Низкий уровень витамина B 12 был постулирован как потенциальный фактор риска NTD [39], поскольку витамин B 12 действует как кофактор метионинсинтазы в фолатном цикле. Когда запас витамина B 12 недостаточен, фолиевая кислота, необходимая для синтеза ДНК, остается в ловушке цикла метилирования, и репликация клеток нарушается.Исследования, оценивающие влияние статуса витамина B 12 на NTD, показаны в. Исследования неизменно сообщают о 2-4-кратном увеличении риска NTD при низком уровне витамина B 12 . Исследования проводились в различных группах населения, в том числе в группах, которые употребляют продукты, обогащенные фолиевой кислотой, а также в группах населения без обогащения.

Таблица 2

Случай-контроль и когортные исследования витамина B 12 и дефектов нервной трубки.

Дизайн и ссылка Подробности исследования Основной результат
Контроль случая [39] 81 случай ДНТ и 247 контролей Только в случаях, витамин B 12 плазмы и фолиевая кислота плазмы пораженный фолатом эритроцитов матери (множественный r = 0.68, р <0,001).
Случай — контроль [40] 84 беременности с ДНТ и 110 контрольных групп Женщины с низким содержанием витамина В 12 имеют повышенный риск ДНТ.
Когорта [41] Витамин B 12 на 15 неделе беременности Витамин B 12 <185 пмоль / л, связанный с самым высоким риском NTD.
Случай — контроль [42] 46 беременностей с ДНТ и 44 контрольных группы Низкий уровень витамина B в сыворотке 12 (p = 0.005) в случаях по сравнению с контролем
Случай контроль [43] 35 новорожденных и родителей с ДНТ по сравнению с 24 здоровыми новорожденными. Низкий уровень витамина B 12 у обоих родителей ребенка с NTD.
Контроль случая [44] 89 NTD и 422 контроля Повышенный риск NTD с более низким голо-TC.
Случай — контроль 1 [45] 36 NTD по сравнению с нормальной беременностью. Низкий уровень витамина B 12 ассоциирован с 2-3-кратным повышением риска ДНТ
Контроль случая [46] 46 ДНТ и 73 контрольных матери Для NTD holo-TC% (holo-TC / total TCII ) Q1vs Q4 ИЛИ = 5.0 (95% ДИ: 1,3, 19,3).
Контроль случая 1 [47] 57 случаев ДНТ и 186 контролей Q1 против Q5 витамина B 12 OR = 3,0 (95% ДИ: 1,4, 6,3)
Контроль случая 1 [48] 45 матерей и детей с ДНТ по сравнению с 83 контрольной группой Пациенты с витамином В 12 ≤ 185 пмоль / л OR = 3,5-кратное (95% ДИ: 1,3, 8,9) для риска NTD.
Контроль случая [49] 56 детей и матерей с ДНТ по сравнению с 97 детьми и матерями из контрольной группы. Низкий уровень витамина B 12 уровней увеличивает риск NTD.
Контроль случая 1 [50] 60 случаев NTD и 94 контроля NTD для матерей для витамина B 12 уровней ≤ 5 th % против ≥95 th
Контроль случая [51] 32 беременности с ДНТ и 132 контрольные беременности. MMA выше в случаях по сравнению с контролем.

9. Витамин B

12 и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ)

К факторам пищевого риска сердечно-сосудистых заболеваний относятся гиперхолестеринемия, гипертония и ожирение.Повышенные концентрации tHcy также считаются фактором риска, однако неясно, является ли tHcy модифицируемым фактором риска или независимым маркером процесса заболевания. Большая часть исследований ССЗ и tHcy связана с эффектами приема фолиевой кислоты с добавлением или без добавления витаминов B 12 и B 6 . Исследования взаимосвязи между сердечно-сосудистыми заболеваниями и витамином B 12 per se ограничены.

Метаанализ проспективных исследований () неизменно показывает связь между tHcy и повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний.Добавление витамина B 12 в дозах от 0,02 до 1 мг / сут приводит к снижению tHcy примерно на 7%, в то время как фолиевая кислота снижает риск на 10–30%. Было показано, что витамин B 6 имеет незначительный эффект [52].

Таблица 3

Мета-анализ исследований, посвященных оценке витамина B 12 и сердечно-сосудистых заболеваний.

Тип исследования Подробности исследования Основной результат
Мета-анализ [53] 9 исследований случай-контроль.Оценены связи между tHcy и риском сердечно-сосудистых заболеваний. Увеличение tHcy на 5 мкМ, связанное с повышенным риском ИБС, OR = 1,6 (95% ДИ: 1,4–1,7) для мужчин и 1,8 (95% ДИ: 1,3–1,9) для женщин.
Метаанализ [54] В 30 проспективных или ретроспективных исследованиях оценивалась ГТК и риск сердечно-сосудистых заболеваний. На 25% ниже tHcy, связанный с более низким риском ИБС и инсульта.
Мета-анализ 7 РКИ [55] Добавки витамина B и снижение tHcy, оценено влияние витамина B 12 (диапазон 0.02–1,0 мг / день) Витамин B 12 (средняя доза 0,4 мг / день) — дальнейшее снижение (-7%) tHcy
Мета-анализ 12 РКИ [56] Существовавшие ранее сердечно-сосудистые заболевания или почечные болезнь — включены 3 исследования добавок витамина B 12 в дозах 0,4–1,0 мг B 12 / день. Снижение риска инсульта за счет витамина B 12 (1 мг / сут) вмешательство OR = 0,76 (95% ДИ: 0,59, 0,96)
Мета-анализ8 РКИ [57] 4 исследования, оценивающих витамин B 12 добавок (0.018–1 мг) и риск инсульта Уменьшение инсульта больше в более длительных испытаниях с большим снижением tHcy и отсутствием инсульта в анамнезе. Нет специфического действия витамина B 12 .
Мета-анализ 24 РКИ [58] Оценка CIMT: 3 с витамином B 12 : 0,4–0,5 мг / день; эндотелиальная функция: 5 с B 12 : 6 мкг – 1 мг / день ↓ CIMT, ↑ Ящур, обнаруженный в краткосрочных краткосрочных испытаниях

Недавние испытания добавок витамина B, изучающие эффект снижения tHcy и сердечно-сосудистые заболевания не показали ожидаемого снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний [59,60,61,62,63].Все эти рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) включали добавку витамина B 12 (от 6 мкг до 1 мг) в тандеме с фолиевой кислотой, и невозможно определить индивидуальное влияние витамина B 12 . В ряде обзоров обсуждались ограничения этих исследований [64, 65, 66] и в качестве одного из ограничений было указано неадекватное лечение витамином B 12 .

Анализ подгрупп исследования VISP показал, что пациенты с более высокими исходными концентрациями витамина B 12 , принимавшие высокие дозы витаминов, имели лучшие результаты, а пациенты с более низкими исходными концентрациями витамина B 12 , принимавшие витамины в низких дозах, имели худшие результаты инсульт, смерть и коронарные события, предполагающие, что некоторым пациентам могут потребоваться более высокие дозы витамина B 12 [67].Было показано, что витамин B 12 является основным определяющим фактором концентрации tHcy у субъектов с адекватным фолатным статусом [68], а наличие дефицита витамина B 12 может быть одной из причин отсутствия эффекта от вмешательства с фолиевой кислотой [69] ].

10. Снижение когнитивных функций

Оценка статуса витамина B 12 является частью процесса скрининга на деменцию, однако влияние субклинических уровней витамина B 12 на когнитивный статус неясно.Исследования, изучающие снижение когнитивных функций и статус витамина B 12 с использованием только сывороточных концентраций витамина B 12 , не дали окончательных результатов [70]. Повышенные концентрации ММА связаны со снижением когнитивных функций и болезнью Альцгеймера [71]. Было высказано предположение, что голо-ТС и ММА и соотношение голо-ТС: витамин B 12 [72,73] лучше коррелируют с когнитивными функциями и скоростью снижения когнитивных функций у пожилых людей. У пожилых людей с низким уровнем витамина B 12 высокая концентрация фолиевой кислоты в сыворотке была связана с повышенными шансами когнитивных нарушений, но у субъектов с нормальным статусом витамина B 12 было обнаружено, что высокий уровень фолиевой кислоты в сыворотке защищает от когнитивных нарушений [ 74].

На сегодняшний день существует несколько интервенционных исследований, в которых изучается взаимосвязь между витамином B 12 и когнитивной функцией. Кокрановский обзор, основанный на 2 исследованиях, не выявил влияния добавления только витамина B 12 на когнитивные показатели у пожилых людей [75]. Мета-анализ и обзор выявили корреляцию между tHcy и болезнью Альцгеймера и предположили, что эффект был обусловлен более низким уровнем витаминов B 12 , B 6 и фолиевой кислоты [76].Эти исследования предполагают роль витамина B 12 в предотвращении снижения когнитивных функций. Тем не менее, необходимы более долгосрочные исследования с использованием биомаркеров витамина B 12 статуса и интервенционные исследования в среднем возрасте, чтобы определить влияние витаминов группы B на когнитивные функции.

11. Остеопороз

Диетические факторы, связанные с развитием остеопороза, включают недостаточное количество белка, кальция и витамина D. В последнее время проявился интерес к влиянию других питательных веществ, включая витамин B 12 , на здоровье костей.

Повышенный tHcy был связан с повышенным риском переломов костей, однако неясно, связано ли это с tHcy как таковым, с уровнем витаминов B 12 , B 6 или фолиевой кислоты, которые необходимы для его лечения. метаболизм или другие причины повышенного тСЦИ, такие как факторы окружающей среды или основное заболевание. Недавний систематический обзор показал, что есть доказательства связи между tHcy и повышенным риском переломов, но менее убедительные доказательства tHcy и низкой минеральной плотности костной ткани (BMD) или связи между витамином B 12 и риском перелома или низкой BMD. [77].Интервенционные испытания связи между добавлением витамина B также показали неоднозначные результаты.

Положительное влияние добавок витаминов группы В на МПК было обнаружено в подгруппе пациентов с остеопорозом с высоким tHcy и пациентов с инсультом, подверженных риску остеопороза [78,79], но не было обнаружено ни в группе здоровых пожилых людей, ни в группе вторичных людей. анализ исследования HOPE по снижению ССЗ [80,81]. Когортные исследования с участием более 1000 субъектов или более мелкие интервенционные исследования приведены в разделе.Некоторые несоответствия в результатах исследования могут быть связаны с различиями в исследуемых популяциях [82,83], различиями в точках отсечения, используемых для определения статуса витамина B 12 , и зависимостью от концентрации витамина B 12 в сыворотке, а не более специфические биомаркеры.

Таблица 4

Исследования витамина B 12 и риска остеопороза или перелома.

Дизайн и ссылка Подробности исследования Основной результат Сниженный риск
Когорта [84] Пожилые люди, риск переломов Низкий уровень витамина B 12 и низкий уровень витамина B 12 = 3.8 (95% ДИ: 1,2, 1,6) мужчин и 2,8 (95% ДИ: 1,3, 5,7) женщин Да
Когорта [85] Пожилые люди, риск перелома tHcy> 14, перелом шейки бедра HR = 1,49; (95% ДИ: 0,91, 2,46) Нет
Когорта [86] Риск перелома бедра перелом для высокого или низкого tHcy (≥15 против <9 мкМ), HR = 2,42 (95% ДИ: 1,43, 4,09) у женщин Да
Когорта [87] Пожилые люди, риск перелома Для 1 SD при переломе tHcy RR = 1.4 (95% ДИ: 1,2, 1,6) Да
Когорта [88] Полиморфизмы BMD, tHcy, MTHFR пожилых людей OR для низкой BMD с HHcy ≥15 мкМ по сравнению с низким tHcy OR = 1,96 (95 % ДИ: 1,40, 2,75) для женщин. Да
Когорта [89] BMD пожилых людей и витамины в плазме Витамин B 12 <148 pM имели более низкую BMD в бедре (мужчины) и позвоночнике (женщины) p <0,05. Да
Когорта [90] Пожилые пациенты (n = 1550) Витамин B в сыворотке 12 <15 th процентиль: OR остеопороза / остеопении = 2.0 (95% ДИ: 1,0, 3,9). Да
РКИ [79] 559 субъектов: 5 мг фолиевой кислоты, 1,5 мг витамина B 12 или плацебо ОР для перелома бедра = 0,20 (95% ДИ: 0,08, 0,50) Да
РКИ [78] 47 Пациенты с остеопорозом 2,5 мг фолиевой кислоты, 0,5 мг витамина B 12 и 25 мг B 6 или плацебо. Без изменений показателей МПК или костного метаболизма.
РКИ [80] Здоровые пожилые люди n = 276; фолиевая кислота 1 мг, витамин B 12 0.5 мг, B 6 10 мг или плацебо. Нет различий в костных маркерах в группах витамина и плацебо.
CT [81] 5522 пациента с сосудистыми заболеваниями, 2,5 мг фолиевой кислоты, 50 мг B 6 , 1 мг витамина B 12 или плацебо HR = 1,06 (95% CI: 0,81, 1,40) для риска переломов при добавлении и отсутствии добавок

12. Другие аспекты витамина B

12 и старение

Витамин B 12 был связан с развитием возрастной дегенерации желтого пятна (AMD) и риск слабости — две основные причины инвалидности у пожилых людей.

AMD является ведущей причиной потери зрения у пожилых людей. Факторы риска включают возраст, семейный анамнез, гипертонию, курение, ожирение, воздействие солнечного света и гиперхолестеринемию [91]. Некоторые [91,92], но не все [93] поперечные исследования выявили более низкие концентрации витамина B 12 в случаях AMD. Однако недавнее РКИ с участием 5205 медицинских работников-женщин с риском сосудистых заболеваний показало снижение относительного риска ВМД на 34% после приема витаминов B 12 , B 6 и фолиевой кислоты (суточные дозы 1 мг, 50 мг , 2.5 мг соответственно) [94].

Хрупкость характеризуется истощением мышц, снижением силы, часто с потерей веса с или без снижения потребления питательных веществ. Хрупкость связана с повышенной уязвимостью к стрессам, что приводит к более длительному и сложному выздоровлению после болезни или хирургического вмешательства [95].

Повышенный риск слабости и инвалидности был связан с плохим статусом витамина B. Было обнаружено, что субъекты с витаминами B 12 и B 6 в нижних квинтилях и субъекты с повышенными концентрациями MMA и tHcy имеют повышенный риск ухудшения физических функций и развития слабости [96,97].Два поперечных исследования показали, что продолжительность пребывания в больнице была связана с плохим статусом витамина B 12 по оценке MMA и концентрации витамина B в сыворотке 12 [98,99]. На сегодняшний день существует ограниченное количество исследований, однако, если улучшение питания может замедлить прогрессирование слабости, это может значительно повысить независимость все большего числа пожилых людей.

13. Заключение

Витамин B 12 является особенно важным витамином для женщин детородного возраста и для пожилых людей, однако для оптимального здоровья необходим адекватный статус витамина B 12 на протяжении всего жизненного цикла.Интерес к витамину B 12 возобновился после сообщения о связи между гомоцистеином и хроническими заболеваниями, особенно сосудистыми заболеваниями. Эффекты субклинического дефицита полностью не изучены, и многие аспекты всасывания, биодоступности и метаболизма витамина B 12 еще предстоит определить. Выявление чувствительных биомаркеров статуса витамина B 12 поможет выяснить взаимосвязь между витамином B 12 и хроническим заболеванием и поможет выявить тех, кто подвержен риску клинической и субклинической недостаточности.

Ссылки

1. Скотт Дж. М. Биодоступность витамина B12. Евро. J. Clin. Nutr. 1997; 51: S49–53. [PubMed] [Google Scholar] 2. Гибсон Р.С. Принципы оценки питания. 2-й. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2005. [Google Scholar] 3. Совет по пищевым продуктам и питанию, авторы; Национальный исследовательский совет, редактор. Рекомендуемые нормы потребления тиамина, рибофлавина, ниацина, витамина B6, фолиевой кислоты, витамина B12, пантотеновой кислоты, биотина и холина. Национальная академия прессы; Вашингтон, округ Колумбия, США: 1998.Институт медицины, витамин B12; С. 306–356. [Google Scholar] 4. Кармель Р. Умеренный дефицит транскобаламина I (гаптокоррина) и низкие концентрации кобаламина в сыворотке. Clin. Chem. 2003. 49: 1367–1374. [PubMed] [Google Scholar] 5. Кармель Р., Грин Р., Розенблатт Д.С., Уоткинс Д. Обновленная информация о кобаламине, фолиевой кислоте и гомоцистеине. Гематология Am. Soc. Гематол. Educ. Программа. 2003: 62–81. [PubMed] [Google Scholar] 6. Pfeiffer C.M., Caudill S.P., Gunter E.W., Osterloh J., Sampson E.J. Биохимические показатели статуса витамина B у населения США после обогащения фолиевой кислотой: результаты Национального исследования здоровья и питания 1999-2000 гг.Являюсь. J. Clin. Nutr. 2005; 82: 442–450. [PubMed] [Google Scholar] 7. Клее Г.Г. Оценка кобаламина и фолиевой кислоты: измерение метилмалоновой кислоты и гомоцистеина по сравнению с витамином B (12) и фолиевой кислотой. Clin. Chem. 2000; 46: 1277–1283. [PubMed] [Google Scholar] 8. Холлеланд Г., Шниде Дж., Уеланд П.М., Лунд П.К., Рефсум Х., Сандберг С. Дефицит кобаламина в общей практике. Оценка диагностической полезности и анализ рентабельности определения метилмалоновой кислоты по отношению к текущим диагностическим стратегиям.Clin. Chem. 1999; 45: 189–198. [PubMed] [Google Scholar] 9. Кармель Р., Саррай М. Диагностика и лечение клинической и субклинической недостаточности кобаламина: достижения и противоречия. Curr. Гематол. Отчет 2006; 5: 23–33. [PubMed] [Google Scholar] 10. Миллер Дж. У., Гаррод М. Г., Роквуд А. Л., Кушнир М. М., Аллен Л. Х., Хаан М. Н., Грин Р. Измерение общего содержания витамина В12 и голотранскобаламина по отдельности и в комбинации при скрининге метаболического дефицита витамина В12. Clin. Chem. 2006. 52: 278–285. [PubMed] [Google Scholar] 11.Heyssel R.M., Bozian R.C., Darby W.J., Bell M.C. Оборот витамина B12 у человека. Усвоение человеком витамина B12 из натуральных пищевых продуктов и оценка минимальных суточных потребностей. Являюсь. J. Clin. Nutr. 1966; 18: 176–184. [PubMed] [Google Scholar] 12. Дагнели П.К., ван Ставерен В.А., ван ден Берг Х. Витамин B-12 из водорослей, по-видимому, не является биодоступным. Являюсь. J. Clin. Nutr. 1991; 53: 695–697. [PubMed] [Google Scholar] 13. Чанарин И. Мегалобластные анемии. 2-й. Blackwell Scientific; Оксфорд, Великобритания: 1979.[Google Scholar] 14. Адамс Дж. Ф., Росс С. К., Мервин Р. Л., Бодди К., Кинг П. Абсорбция цианокобаламина, кофермента B12, метилкобаламина и гидроксикобаламина при различных уровнях доз. Сканд. J. Gastroenterol. 1971; 6: 249–252. DOI: 10.3109 / 0036552710

02. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Берлин Х., Берлин Р., Бранте Г. Пероральное лечение злокачественной анамии высокими дозами витамина B12 без внутреннего фактора. Acta. Med. Сканд. 1968; 184: 247–257. [PubMed] [Google Scholar] 16. Schneede J., Ueland P.М. Новые и установленные маркеры дефицита кобаламина: дополнительные или эксклюзивные диагностические стратегии. Семин. Васк. Med. 2005. 5: 140–155. [PubMed] [Google Scholar] 18. Стейблер С.П., Аллен Р.Х. Дефицит витамина B12 как глобальная проблема. Анну. Rev. Nutr. 2004. 24: 299–326. [PubMed] [Google Scholar] 19. Ватанабе Ф. Источники и биодоступность витамина B12. Exp. Биол. Med. 2007; 232: 1266–1274. [PubMed] [Google Scholar] 20. Кейси П.Дж., Спекман К.Р., Эберт Ф.Дж., Хоббс У. Метод радиоизотопного разбавления для определения витамина B12 в пищевых продуктах.J. Assoc. Выключенный. Анальный. Chem. 1982; 65: 85–88. [PubMed] [Google Scholar] 21. Блейк К.Дж. Аналитические процедуры для водорастворимых витаминов в пищевых продуктах и ​​пищевых добавках: обзор. Анальный. Биоанал. Chem. 2007; 389: 63–76. [PubMed] [Google Scholar] 22. Национальный совет по здравоохранению и медицинским исследованиям, авторы; Департамент здравоохранения и старения, редактор. Правительство Австралии; Канберра, Австралия: 2005. Референсные значения питательных веществ для Австралии и Новой Зеландии; С. 91–96. [Google Scholar] 23. Дошерхольмен А., МакМахон Дж., Рипли Д. Всасывание витамина B12 из куриного мяса. Являюсь. J. Clin. Nutr. 1978; 31: 825–830. [PubMed] [Google Scholar] 24. Дошерхольмен А., МакМахон Дж., Рипли Д. Поглощение витамина B12 из рыбы. Proc. Soc. Exp. Биол. Med. 1981; 167: 480–484. [PubMed] [Google Scholar] 25. Дошерхольмен А., МакМахон Дж., Рипли Д. Поглощение витамина B12 из яиц. Proc. Soc. Exp. Биол. Med. 1975. 149: 987–990. [PubMed] [Google Scholar] 26. Ли Ф., Уоткинс Д., Розенблатт Д.С. Витамин B12 и врожденные дефекты. Мол. Genet. Метаб. 2009. 98: 166–172.[PubMed] [Google Scholar] 27. Томпсон М.Д., Коул Д.Э., Рэй Дж. Витамин B-12 и дефекты нервной трубки: опыт Канады. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2009; 89: 697С – 701С. [PubMed] [Google Scholar] 28. Кармель Р. Распространенность недиагностированной злокачественной анемии у пожилых людей. Arch. Междунар. Med. 1996; 156: 1097–1100. [PubMed] [Google Scholar] 29. Аллен Л.Х. Насколько распространен дефицит витамина B-12? Являюсь. J. Clin. Nutr. 2009. 89: 693–696. DOI: 10.3945 / ajcn.2008.26947A. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Валук Р.Дж., Ruscin J.M. Исследование побочных эффектов: блокатор h3 или ингибитора протонной помпы и риск дефицита витамина B12 у пожилых людей. J. Clin. Эпидемиол. 2004. 57: 422–428. [PubMed] [Google Scholar] 31. Den Elzen W.P., Groeneveld Y., De Ruijter V., Souverijn J.H., Le Cessie S., Assendelft W.J., Gussekloo J. Долгосрочное использование ингибиторов протонной помпы и статус витамина B12 у пожилых людей. Алимент. Pharmacol. Ther. 2008. 27: 491–497. [PubMed] [Google Scholar] 32. О’Лири Ф., Вай Дж., Уормолд Л., Флад В., Петоч П., Самман С. Препараты с ингибиторами протонной помпы (ИПП) не влияют на статус витамина B12 у пожилых пациентов реабилитации. Есть ли диетическая составляющая? Asia Pac. J. Clin. Nutr. 2007; 31: S96. [Google Scholar] 33. Дхармараджан Т.С., Канагала М.Р., Мураконда П., Лебелт А.С., Норкус Э.П. Влияют ли кислотоснижающие агенты на статус витамина B12 у пожилых людей? Варенье. Med. Реж. Доц. 2008. 9: 162–167. DOI: 10.1016 / j.jamda.2007.10.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Филиусси К., Боновас С., Katsaros T. Следует ли проводить скрининг пациентов с диабетом, использующих бигуаниды, на мегалобластную анемию? Aust. Fam. Врач. 2003. 32: 383–384. [PubMed] [Google Scholar] 35. Бауман В.А., Шоу С., Джаятиллеке Э., Спунген А.М., Герберт В. Повышенное потребление кальция устраняет мальабсорбцию витамина B12, вызванную метформином. Уход за диабетом. 2000; 23: 1227–1231. [PubMed] [Google Scholar] 36. Шиллинг Р.Ф. Является ли закись азота опасным анестетиком для людей с дефицитом витамина B12? ДЖАМА. 1986; 255: 1605–1606. [PubMed] [Google Scholar] 37.Siniscalchi A., Mancuso F., Gallelli L., Ferreri I., Biagio M., Sarro G.D. Повышение уровня гомоцистеина в плазме, вызванное лекарственным лечением у неврологических пациентов. Pharmacol. Res. 2005. 52: 367–375. [PubMed] [Google Scholar] 38. Лю С., Вест Р., Рэнделл Э., Лонгерич Л., О’Коннор К., Скотт Х., Кроули М., Лам А., Прабхакаран В., Маккорт К. Комплексная оценка обогащения пищевых продуктов фолиевой кислотой. для первичной профилактики дефектов нервной трубки. BMC Беременность и роды. 2004; 4:20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39.Кирк П.Н., Моллой А.М., Дейли Л.Э., Берк Х., Вейр Д.Г., Скотт Дж.М.Фолат материнской плазмы и витамин B12 являются независимыми факторами риска дефектов нервной трубки. Q. J. Med. 1993; 86: 703–708. [PubMed] [Google Scholar] 40. Zhang T., Xin R., Gu X., Wang F., Pei L., Lin L., Chen G., Wu J., Zheng X. Витамин B12, фолиевая кислота и гомоцистеин материнской сыворотки и риск дефектов нервной трубки у потомства в зоне повышенного риска Китая. Public Health Nutr. 2009; 12: 680–686. [PubMed] [Google Scholar] 41. Моллой А.М., Кирк П.Н., Трэндл Дж.Ф., Берк Х., Саттон М., Броди Л.С., Скотт Дж.М., Миллс Дж.Л. Материнский статус витамина B12 и риск дефектов нервной трубки в популяции с высокой распространенностью дефектов нервной трубки и без обогащения фолиевой кислотой. Педиатрия. 2009; 123: 917–923. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 42. Чжан Х.-Й., Ло Г.-А., Лян К.-Л., Ван Ю., Ян Х.-Х., Ван Ю.-М., Чжэн Х.-Й., Сун Х.- М., Чен Г., Чжан Т., У Ж.-Х. Дефекты нервной трубки и нарушенный материнский фолат- и гомоцистеин-опосредованный одноуглеродный метаболизм.Exp. Neurol. 2008; 212: 515–521. [PubMed] [Google Scholar] 43. Ratan SK, Rattan KN, Pandey RM, Singhal S., Kharab S., Bala M., Singh V., Jhanwar A. Оценка уровней фолиевой кислоты, витамина B12, гомоцистеина и фторида у родителей и новорожденных с невральным дефект трубки и их согласованные элементы управления. Педиатр. Surg. Int. 2008; 24: 803–808. DOI: 10.1007 / s00383-008-2167-z. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Рэй Дж. Г., Вятт П. Р., Томпсон М. Д., Вермёлен М. Дж., Мейер К., Вонг П.-Й., Фаррелл С.А., Коул Д.Э. Витамин B12 и риск дефектов нервной трубки у населения, обогащенного фолиевой кислотой. Эпидемиология. 2007. 18: 362–366. [PubMed] [Google Scholar] 45. Габер К.Р., Фараг М.К., Солиман С.Э., Эль-Басюни Х.Т., Эль-Камах Г. Материнский витамин B12 и риск дефектов нервной трубки плода у пациентов из Египта. Clin. Лаборатория. 2007; 53: 69–75. [PubMed] [Google Scholar] 46. Афман Л.А., Ван Дер Пут Н.М., Томас К.М., Трайбельс Дж.М., Блом Х.Д. Снижение связывания витамина B12 транскобаламином II увеличивает риск дефектов нервной трубки.Q.J. Med. 2001. 94: 159–166. [PubMed] [Google Scholar] 47. Суарес Л., Хендрикс К., Фелкнер М., Гюнтер Э. Уровни B12 в материнской сыворотке и риск дефектов нервной трубки у населения, проживающего на границе между Техасом и Мексикой. Аня. Эпидемиол. 2003. 13: 81–88. [PubMed] [Google Scholar] 48. Groenen P.M., van Rooij I.A., Peer P.G., Gooskens R.H., Zielhuis G.A., Steegers-Theunissen R.P. Маргинальный уровень витамина B12 у матери увеличивает риск рождения потомства с расщелиной позвоночника. Являюсь. J. Obstet. Гинеколь. 2004; 191: 11–17. [PubMed] [Google Scholar] 49.Wilson A., Platt R., Wu Q., Leclerc D., Christensen B., Yang H., Gravel RA, Rozen R. Распространенный вариант редуктазы метионинсинтазы в сочетании с низким содержанием кобаламина (витамин B12) увеличивает риск расщепления позвоночника . Мол. Genet. Метаб. 1999. 67: 317–323. [PubMed] [Google Scholar] 50. van der Put N.M., Thomas C.M., Eskes T.K., Trijbels F.J., Steegers-Theunissen R.P., Mariman E.C., De Graaf-Hess A., Smeitink J.A., Blom H.J. Измененный метаболизм фолиевой кислоты и витамина B12 в семьях с потомками spina bifida.Q. J. Med. 1997; 90: 505–510. [PubMed] [Google Scholar] 51. Адамс М.Дж., младший, Хури М.Дж., Сканлон К.С., Стивенсон Р.Э., Найт Г.Дж., Хаддоу Дж.Э., Сильвестр Г.С., Чик Дж.Э., Генри Дж.П., Стейблер С.П., Аллен Р.Х. Повышенные уровни метилмалоновой кислоты в промежуточном триместре в сыворотке крови как фактор риска дефектов нервной трубки. Тератология. 1995; 51: 311–317. [PubMed] [Google Scholar] 52. Моенс А.Л., Вринтс К.Дж., Клэйз М.Дж., Тиммерманс Дж.П., Чемпион Х.С., Касс Д.А. Механизмы и потенциальные терапевтические цели фолиевой кислоты при сердечно-сосудистых заболеваниях.Являюсь. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2008; 294: 1971–1977. [PubMed] [Google Scholar] 53. Боуши К.Дж., Бересфорд С.А., Оменн Г.С., Мотульский А.Г. Количественная оценка гомоцистеина плазмы как фактора риска сосудистых заболеваний. Вероятные преимущества увеличения потребления фолиевой кислоты. ДЖАМА. 1995; 274: 1049–1057. [PubMed] [Google Scholar] 54. Сотрудничество по изучению гомоцистеина, авторы. Гомоцистеин и риск ишемической болезни сердца и инсульта: метаанализ. ДЖАМА. 2002; 288: 2015–2022. DOI: 10.1001 / jama.288.16.2015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Сотрудничество исследователей, снижающих уровень гомоцистеина, авторы. Дозозависимые эффекты фолиевой кислоты на концентрацию гомоцистеина в крови: метаанализ рандомизированных исследований. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2005. 82: 806–812. [PubMed] [Google Scholar] 56. Баззано Л.А., Рейнольдс К., Холдер К.Н., Хе Дж. Влияние добавок фолиевой кислоты на риск сердечно-сосудистых заболеваний: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. ДЖАМА. 2006. 296: 2720–2726. [PubMed] [Google Scholar] 57.Ван X., Цинь X., Демиртас Х., Ли Дж., Мао Г., Хо Й., Сун Н., Лю Л., Сюй X. Эффективность добавок фолиевой кислоты в профилактике инсульта: метаанализ. Ланцет. 2007; 369: 1876–1882. [PubMed] [Google Scholar] 58. Potter K., Hankey GJ, Green DJ, Eikelboom J., Jamrozik K., Arnolda LF Влияние длительного снижения уровня гомоцистеина на толщину интима-медиа сонных артерий и опосредованную потоком вазодилатацию у пациентов с инсультом: рандомизированное контролируемое исследование и мета -анализ. BMC Cardiovasc. Disord. 2008; 8: 24.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Ebbing M., Bleie O., Ueland PM, Nordrehaug JE, Nilsen DW, Vollset SE, Refsum H., Pedersen EK, Nygard O. Смертность и сердечно-сосудистые события у пациентов, получавших гомоцистеинснижающие витамины группы B, после коронарной ангиографии: рандомизированный контролируемый пробный. ДЖАМА. 2008; 300: 795–804. [PubMed] [Google Scholar] 60. Тул Дж. Ф., Малинов М. Р., Чемблесс Л. Е., Спенс Дж. Д., Петтигрю Л. К., Ховард В. Дж., Сайдс Э. Г., Ван Ч., Штампфер М. Снижение уровня гомоцистеина у пациентов с ишемическим инсультом для предотвращения повторного инсульта, инфаркта миокарда и смерти: витаминное вмешательство при инсульте Рандомизированное контролируемое исследование профилактики (VISP).ДЖАМА. 2004. 291: 565–575. [PubMed] [Google Scholar] 61. Lonn E., Yusuf S., Arnold MJ, Sheridan P., Pogue J., Micks M., McQueen MJ, Probstfield J., Fodor G., Held C., Genest J., Jr. Снижение уровня гомоцистеина с помощью фолиевой кислоты и Витамины группы В при сосудистых заболеваниях. N. Engl. J. Med. 2006; 354: 1567–1577. [PubMed] [Google Scholar] 62. Bonaa K.H., Njolstad I., Ueland P.M., Schirmer H., Tverdal A., Steigen T., Wang H., Nordrehaug J.E., Arnesen E., Rasmussen K. Снижение уровня гомоцистеина и сердечно-сосудистые события после острого инфаркта миокарда.N. Engl. J. Med. 2006; 354: 1578–1588. [PubMed] [Google Scholar] 63. Альберт С.М., Кук Н.Р., Газиано Дж. М., Захаррис Э., МакФадьен Дж., Дэниелсон Э., Бьюринг Дж. Э., Мэнсон Дж. Э. Влияние фолиевой кислоты и витаминов группы В на риск сердечно-сосудистых событий и общую смертность среди женщин с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний рандомизированное испытание. ДЖАМА. 2008; 299: 2027–2036. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 64. Чжоу Дж., Остин Р. Вклад гипергомоцистеинемии в атеросклероз: причинно-следственная связь и потенциальные механизмы.Биофакторы. 2009. 35: 120–129. [PubMed] [Google Scholar] 65. Антониадес С., Антонопулос А.С., Тусулис Д., Марину К., Стефанадис С. Гомоцистеин и коронарный атеросклероз: от обогащения фолиевой кислоты до недавних клинических испытаний. Евро. Сердце J. 2009; 30: 6–15. [PubMed] [Google Scholar] 66. Ригетти М. Защитный эффект терапии витамином B на костные и сердечно-сосудистые заболевания. Последние патенты Cardiovasc. Drug Discov. 2009; 4: 37–44. [PubMed] [Google Scholar] 67. Спенс Дж. Д., Банг Х., Чемблесс Л. Э., Штампфер М.J. Вмешательство витаминов для профилактики инсульта: анализ эффективности. Инсульт. 2005; 36: 2404–2409. [PubMed] [Google Scholar] 68. Quinlivan E.P., McPartlin J., McNulty H., Ward M., Strain J.J., Weir D.G., Scott J.M. Важность фолиевой кислоты и витамина B12 в снижении риска сосудистых заболеваний. Ланцет. 2002; 359: 227–228. [PubMed] [Google Scholar] 69. Спенс Дж.Д. Гомоцистеинснижающая терапия: роль в профилактике инсульта? Lancet Neurol. 2007; 6: 830–838. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (07) 70219-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70.Смит А.Д., Рефсум Х. Витамин B-12 и познание у пожилых людей. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2009; 89: 707С – 711С. [PubMed] [Google Scholar] 71. Льюис М.С., Миллер Л.С., Джонсон М.А., Дольче Э.Б., Аллен Р.Х., Стейблер С.П. Повышенный уровень метилмалоновой кислоты связан с когнитивными нарушениями у пожилых людей, участвующих в программе питания пожилых людей. J. Nutr. Старейшина. 2005; 24: 47–65. [PubMed] [Google Scholar] 72. Hin H., Clarke R., Sherliker P., Atoyebi W., Emmens K., Birks J., Schneede J., Ueland P.M., Nexo E., Scott J., Molloy A., Донахи М., Фрост К., Эванс Дж. Клиническая значимость низких концентраций витамина B12 в сыворотке крови у пожилых людей: исследование Banbury B12. Возраст Старение. 2006; 35: 416–422. [PubMed] [Google Scholar] 73. Гаррод М.Г., Грин Р., Аллен Л.Х., Мунгас Д.М., Джагуст В.Дж., Хаан М.Н., Миллер Дж. Доля общего витамина B12 в плазме, связанного с транскобаламином, коррелирует с когнитивной функцией у пожилых латиноамериканцев с депрессивными симптомами. Clin. Chem. 2008; 54: 1210–1217. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 74. Моррис М.С., Жак П.Ф., Розенберг И.Х., Селхуб Дж. Статус фолиевой кислоты и витамина B-12 в связи с анемией, макроцитозом и когнитивными нарушениями у пожилых американцев в эпоху обогащения фолиевой кислоты. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2007. 85: 193–200. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Малоуф Р., Ареоза Састре А. Витамин B12 для познания. Кокрановская база данных Syst. Ред. 2009; 1 [Google Scholar] 76. Ван Дам Ф., Ван Гул В.А. Гипергомоцистеинемия и болезнь Альцгеймера: систематический обзор. Arch. Геронтол. Гериатр.2009. 48: 425–430. [PubMed] [Google Scholar] 77. Herrmann M., Peter Schmidt J., Umanskaya N., Wagner A., ​​Taban-Shomal O., Widmann T., Colaianni G., Wildemann B., Herrmann W. Роль гипергомоцистеинемии, а также фолиевой кислоты, витамина B ( 6) и дефицит B (12) при остеопорозе: систематический обзор. Clin. Chem. Лаборатория. Med. 2007. 45: 1621–1632. [PubMed] [Google Scholar] 78. Herrmann M., Umanskaya N., Traber L., Schmidt-Gayk H., Menke W., Lanzer G., Lenhart M., Peter Schmidt J., Herrmann W. Влияние витаминов группы B на маркеры биохимического обновления костной ткани и минеральная плотность костной ткани у пациентов с остеопорозом: 1-летнее двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Clin. Chem. Лаборатория. Med. 2007; 45: 1785–1792. [PubMed] [Google Scholar] 79. Сато Ю., Хонда Ю., Ивамото Дж., Каноко Т., Сато К. Влияние фолиевой кислоты и мекобаламина на переломы бедра у пациентов с инсультом: рандомизированное контролируемое исследование. ДЖАМА. 2005; 293: 1082–1088. [PubMed] [Google Scholar] 80. Грин Т.Дж., МакМахон Дж.А., Скефф К.М., Уильямс С.М., Уайтинг С.Дж. Снижение уровня гомоцистеина с помощью витаминов B не влияет на биомаркеры метаболизма костной ткани у пожилых людей: 2-летнее рандомизированное контролируемое исследование. Являюсь. J. Clin. Nutr.2007. 85: 460–464. [PubMed] [Google Scholar] 81. Sawka A.M., Ray J.G., Yi Q., ​​Josse R.G., Lonn E. Рандомизированное клиническое испытание терапии для снижения уровня гомоцистеина и переломов. Arch. Междунар. Med. 2007. 167: 2136–2139. [PubMed] [Google Scholar] 82. Hong X., Hsu Y.-H., Terwedow H., Tang G., Liu X., Jiang S., Xu X., Xu X. Ассоциация полиморфизма метилентетрагидрофолатредуктазы C677T и риска переломов у китайских женщин в постменопаузе. Кость. 2007; 40: 737–742. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 83.Рианчо Дж. А., Валеро К., Заррабейтия М. Т. Полиморфизм MTHFR и минеральная плотность кости: метаанализ опубликованных исследований. Calcif. Tissue Int. 2006. 79: 289–293. [PubMed] [Google Scholar] 84. Dhonukshe-Rutten R.A., Pluijm S.M., de Groot L.C., Lips P., Smit J.H., van Staveren W.A. Статус гомоцистеина и витамина B12 связан с маркерами метаболизма костной ткани, ослаблением широкополосного ультразвука и переломами у здоровых пожилых людей. J. Bone Miner. Res. 2005; 20: 921–929. DOI: 10.1359 / JBMR.050202. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 85.Маклин Р.Р., Жак П.Ф., Селхуб Дж., Фредман Л., Такер К.Л., Самельсон Э.Дж., Киль Д.П., Капплз Л.А., Ханнан М.Т. Витамины группы B в плазме крови, гомоцистеин и их связь с потерей костной массы и переломом бедра у пожилых мужчин и женщин. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 2008; 93: 2206–2212. DOI: 10.1210 / jc.2007-2710. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 86. Gjesdal C.G., Vollset S.E., Ueland P.M., Refsum H., Meyer H.E., Tell G.S. Плазменный гомоцистеин, фолат и витамин B12 и риск перелома бедра: исследование Hordaland Homocysteine ​​Study.J. Bone Miner. Res. 2007. 22: 747–756. DOI: 10.1359 / jbmr.070210. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 87. van Meurs JB, Dhonukshe-Rutten RA, Pluijm SM, van der Klift M., de Jonge R., Lindemans J., de Groot LC, Hofman A., Witteman JC, van Leeuwen JP, Breteler MM, Lips P., Pols HA, Uitterlinden AG Уровни гомоцистеина и риск остеопоротического перелома. N. Engl. J. Med. 2004; 350: 2033–2041. [PubMed] [Google Scholar] 88. Gjesdal C.G., Vollset S.E., Ueland P.M., Refsum H., Drevon C.A., Gjessing H.K., Tell G.S. Уровень общего гомоцистеина в плазме и минеральная плотность кости: исследование гомоцистеина Hordaland. Arch. Междунар. Med. 2006. 166: 88–94. [PubMed] [Google Scholar] 89. Tucker K.L., Hannan M.T., Qiao N., Jacques P.F., Selhub J., Cupples L.A., Kiel D.P. Низкий уровень витамина B12 в плазме связан с более низкой МПК: исследование Framingham Osteoporosis. J. Bone Miner. Res. 2005. 20: 152–158. [PubMed] [Google Scholar] 90. Моррис М.С., Жак П.Ф., Селхуб Дж. Связь между показателями гомоцистеина и B-витамина, а также минеральной плотностью костей у пожилых американцев.Кость. 2005. 37: 234–242. [PubMed] [Google Scholar] 91. Kamburoglu G., Gumus K., Kadayifcilar S., Eldem B. Уровни гомоцистеина в плазме, витамина B12 и фолиевой кислоты при возрастной дегенерации желтого пятна. Graefes Arch. Clin. Exp. Офтальмол. 2005: 1–5. [PubMed] [Google Scholar] 92. Рохчина Э., Ван Дж.Дж., Флад В.М., Митчелл П. Повышенный уровень гомоцистеина в сыворотке, низкий уровень витамина B12 в сыворотке, фолиевой кислоты и возрастная дегенерация желтого пятна: исследование глаз Голубых гор. Являюсь. J. Ophthalmol. 2007. 143: 344–346. DOI: 10.1016 / j.ajo.2006.08.032. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 93. Heuberger R.A., Fisher A.I., Jacques P.F., Klein R., Klein B.E., Palta M., Mares-Perlman J.A. Связь гомоцистеина в крови и его питательных детерминант с возрастной макулопатией в третьем Национальном обследовании здоровья и питания. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2002; 76: 897–902. [PubMed] [Google Scholar] 94. Christen W.G., Glynn R.J., Chew E.Y., Albert C.M., Manson J.E. Комбинированное лечение фолиевой кислоты, пиридоксина и цианокобаламина и возрастная дегенерация желтого пятна у женщин. Исследование сердечно-сосудистой системы женщин с антиоксидантами и фолиевой кислотой.Arch. Междунар. Med. 2009. 169: 335–341. DOI: 10.1001 / archinternmed.2008.574. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 95. Фрид Л.П., Ферруччи Л., Дарер Дж., Уильямсон Дж. Д., Андерсон Г. Распутывание понятий инвалидности, слабости и коморбидности: значение для улучшения адресности и ухода. J. Gerontol. A. Biol. Sci. Med. Sci. 2004. 59: 255–263. DOI: 10.1093 / gerona / 59.3.M255. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 96. Маттейни А.М., Уолстон Д.Д., Фаллин М.Д., Бандин-Рош К., Као В.Х., Семба Р.Д., Аллен Р.Х., Гуральник Дж., Фрид Л.П., Стейблер С.П. Маркеры дефицита витамина В и слабости у пожилых женщин. J. Nutr. Старение здоровья. 2008; 12: 303–308. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 97. Бартали Б., Семба Р.Д., Фронгилло Е.А., Варадхан Р., Рикс М.О., Блаум К.С., Ферруччи Л., Гуральник Д.М., Фрид Л.П. Низкий уровень питательных микроэлементов как предиктор инвалидности у пожилых женщин. Arch. Междунар. Med. 2006; 166: 2335–2340. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 98. О’Лири Ф., Флад В., Аллман-Фаринелли М., Петоч П., Самман С. Состояние питания, уровни микронутриентов и продолжительность пребывания в отделении реабилитации пожилых людей. Asia Pac. J. Clin. Nutr. 2009; 33: 106. [Google Scholar] 99. О’Лири Ф., Вай Дж., Вормолд Л., Эллис Дж., Флад В., Петоч П., Самман С. Статус витамина B и продолжительность пребывания в реабилитационных пациентах пожилого возраста. Nutr. Диета. 2009; 66: A43. [Google Scholar]

Дефицит витамина B12 с точки зрения практикующего гематолога | Кровь

Поскольку они являются субстратами зависимых от 2 B 12 реакций, повышенные уровни MMA и Hcy являются чувствительными индикаторами тканевого дефицита B 12 .Их уровни высоки у> 90% пациентов с дефицитом B 12 и повышаются до того, как уровень B 12 в сыворотке упадет до субнормального уровня. 4,5 Даже если нет явных доказательств клинического дефицита B 12 и уровни B 12 в сыворотке не являются низкими, повышенные уровни MMA и Hcy могут рассматриваться как чувствительные биомаркеры субклинического основного состояния B. 12 дефицит, который потенциально может прогрессировать до состояния явного дефицита B 12 с сопутствующими клиническими осложнениями, которые могут оставаться незначительными, часто только неврологическими 84 или могут стать более обильными. 3,85,86 Измерения MMA можно проводить как в плазме, так и в сыворотке, тогда как Hcy лучше всего измерять в плазме, потому что клеточное высвобождение Hcy в образце свернувшейся крови может изменять уровни Hcy. 87,88 Повышенный уровень MMA в плазме и / или повышенный Hcy являются индикаторами дефицита B 12 у пациентов без нарушения функции почек или унаследованного дефекта ферментов процессинга кобаламина. 4,13,14,89 Из двух измерений измерение ММА является более чувствительным и более специфичным, и повышенный уровень ММА будет сохраняться в течение нескольких дней, даже после лечения B 12 .Повышение уровня MMA наблюдается только при дефиците B 12 , в отличие от уровней Hcy, которые также повышаются при дефиците фолиевой кислоты и пиридоксина, а также при гипотиреозе. 4 Однако определенные кишечные микробы синтезируют пропионат, предшественник ММА, и когда наблюдается избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике, как это происходит в слепых петлях после желудочно-кишечной хирургии, ММА микробного происхождения может способствовать повышению уровня ММА в плазме. 5,90 Хотя измерение этих метаболитов может использоваться в популяционном скрининге на дефицит B 12 , обнаружение изолированного повышения уровня ММА в плазме не следует рассматривать как доказательство клинически обусловленного дефицита B 12 при отсутствии какого-либо дополнительные измерения для подтверждения этого диагноза или любой демонстрации терапевтического ответа на введение B 12 . 90,91

Витамин B12, фолиевая кислота и познание у детей от 6 до 9 лет: рандомизированное контролируемое исследование

Abstract

Предпосылки и цели: Витамин B 12 и фолиевая кислота важны для нормального развития мозга. Нашей целью этого исследования было измерить влияние 6-месячного приема витамина B 12 и / или фолиевой кислоты в раннем детстве на познавательные способности, когда детям было от 6 до 9 лет.

МЕТОДЫ. Данное исследование является продолжением факторного рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования с участием 1000 детей из Северной Индии.Детям в возрасте от 6 до 30 месяцев случайным образом назначали плацебо или 1,8 мкг витамина B 12 , 150 мг фолиевой кислоты или оба препарата ежедневно в течение 6 месяцев. Через 6 лет мы повторно набрали 791 из этих детей на когнитивную оценку. Мы сравнили баллы основных результатов (Шкала интеллекта Векслера для детей, четвертое издание [Индия], вербальная шкала Крайтона и субтесты NEPSY-II) между группами исследования. Мы также измерили связь между маркерами витаминов группы В (концентрация кобаламина, фолиевой кислоты и общего гомоцистеина в плазме) в раннем детстве и когнитивными результатами.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Не было различий между группами вмешательства и группой плацебо по когнитивным результатам. Концентрации кобаламина, фолиевой кислоты и общего гомоцистеина в плазме в раннем детстве были связаны с когнитивными исходами при последующем наблюдении в нескорректированных моделях. Эти ассоциации исчезли в моделях, скорректированных с учетом соответствующих факторов.

ВЫВОДЫ. Наши результаты, полученные как при наблюдении, так и при рандомизированном исследовании, показывают, что витамин B 12 и фолиевая кислота у детей от 6 до 36 месяцев имеют ограниченное значение для общественного здравоохранения для долгосрочного познания.

  • Сокращения:
    CI —
    доверительный интервал
    CVS —
    Crichton Vocabulary Scales
    HAZ —
    z-оценка роста к возрасту
    tHcy —

    общий вес

    — z-оценка для возраста

    WHZ —
    Z-оценка веса к росту
    WISC-IV ИНДИЯ
    Интеллектуальная шкала Векслера для детей, четвертое издание (Индия)
  • Что известно по этой теме:

    Витамин B 12 и фолиевая кислота важны для развития мозга, а субоптимальный статус связан с плохим развитием нервной системы.Данные рандомизированных исследований свидетельствуют о положительном влиянии добавок витамина B 12 на восприимчивые группы населения.

    Что добавляет это исследование:

    Мы не обнаружили стойкого долгосрочного воздействия витамина B 12 или фолиевой кислоты в раннем детстве на когнитивные результаты у детей в возрасте от 6 до 9 лет. Витамин B 12 и фолиевая кислота, вероятно, имеют ограниченное значение для общественного здравоохранения для когнитивных функций.

    Недостаток витамина B 12 Статус может нарушить важные процессы в развивающемся мозге. 1 Дефицит витамина B 12 и фолиевой кислоты широко распространен среди детей в популяциях Южной Азии, Африки и Южной Америки 2 и был связан с развитием нервной системы в обсервационных исследованиях, хотя результаты неубедительны. 1,3–6 Два рандомизированных контролируемых испытания с участием младенцев из клинических популяций предполагают положительный краткосрочный эффект инъекций высоких доз витамина B 12 на общие двигательные способности. 7,8 Имеются сообщения о положительном эффекте приема фолиевой кислоты в сочетании с железом на общую моторную функцию в раннем детстве. 9 Ранее мы показали, что маленькие североиндийские дети, которые получали витамин B 12 и добавки фолиевой кислоты в течение 6 месяцев, имели лучшие результаты по тестам на общие двигательные способности и навыки решения проблем, чем дети, получавшие плацебо. 10 Этот эффект был наиболее выражен у детей с задержкой роста, у детей с повышенными концентрациями общего гомоцистеина (tHcy) и у детей младше 24 месяцев на момент приема добавок. Исследования о долгосрочном влиянии дефицита или восполнения запасов витамина B на когнитивные функции немногочисленны.В когорте непальских детей мы обнаружили, что статус витамина B 12 в младенчестве предсказывал когнитивные функции, когда детям было 5 лет. 11

    Первоначальное рандомизированное контролируемое испытание с участием детей из Северной Индии, описанное выше, было разработано для измерения эффекта 6-месячного приема витамина B 12 и / или фолиевой кислоты на инфекции и рост. 12,13 Нейроразвитие было включено как вторичный результат. 10 Примерно через 6 лет после завершения исследования мы связались с детьми, когда они были в раннем школьном возрасте, и провели комплексную оценку когнитивных функций. 14 Наша основная цель настоящего исследования — изучить долгосрочные эффекты 6-месячного приема витамина B 12 и / или фолиевой кислоты в раннем детстве на когнитивные функции в возрасте от 6 до 9 лет. Во-вторых, мы изучим связь между ранними маркерами витаминов группы B (концентрация кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме) и более поздней когнитивной функцией.

    Методы

    Дизайн исследования и участники

    Дети, участвовавшие в последующем исследовании, ранее участвовали в факторном рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании (N = 1000) по изучению влияния двух рекомендованных суточных доз витамина B 12 и / или добавление фолиевой кислоты при детских инфекциях и росте в Нью-Дели, Индия. 12 В исследование были включены дети с января 2010 года по сентябрь 2011 года. Нейроразвитие было добавлено на первом этапе в качестве вторичного результата. Мы смогли включить в эти оценки только 422 последних ребенка. 10

    В сентябре 2016 года мы попытались обратиться ко всем детям, участвовавшим в первоначальном испытании. Первоначально с семьями связались по телефону и пригласили принять участие в исследовании. Если не удалось установить контакт, физический визит был нанесен по адресу семьи.Переехавшим семьям было предложено приехать на день в исследовательскую клинику. В день оценки у опекуна детей было получено согласие, а демографические данные были установлены с помощью анкеты.

    Последующее наблюдение было зарегистрировано на сайте www.ctri.nic.in (CTRI / 2016/11/007494) в ноябре 2016 г. и получило одобрение Комитета по этике Общества прикладных исследований (Индия) и Норвежского регионального комитета. по этике медицинских и медицинских исследований в 2016 г.

    Рандомизация, ослепление и вмешательство

    В первоначальном исследовании детей отбирали в возрасте от 6 до 30 месяцев из семей с низким и средним социально-экономическим классом, проживающих в Нью-Дели, и распределяли случайным образом в соотношении 1: 1: 1: 1. в блоках по 16 человек для приема плацебо, витамина B 12 , фолиевой кислоты или витамина B 12 и добавок фолиевой кислоты в течение 6 месяцев. 12 Ученый, не участвовавший в исследовании, представил схему рандомизации с использованием Stata версии 10 (Stata Corp, College Station, TX).Вмешательство представляло собой пищевую добавку на основе липидов, приготовленную Nutriset, Ltd (Малаунай, Франция), которая была предоставлена ​​в банках с предварительно маркированными идентификационными номерами субъектов. Четыре различных вмешательства были идентичны как по внешнему виду, так и по вкусу и ежедневно предлагались детям полевыми работниками в соответствии с серийными номерами, предоставленными производителем. Детям давали 1 ложку (5 г), если им было от 6 до 11 месяцев, и 2 ложки (10 г), если им было ≥12 месяцев. Каждые 10 г добавки (доза для детей старше 12 лет) содержали 54.Общая калорийность 1 ккал, 0,7 г белка и 3,3 г жира. Для групп, которым были назначены витамины группы B, добавка также содержала 1,8 мкг витамина B 12 или 150 мг фолиевой кислоты или и того, и другого, что составляло 2 рекомендуемые суточные нормы. 15 Участники и персонал исследования не знали о группе вмешательства на протяжении всего периода сбора данных в исходном исследовании.

    Результаты

    Когнитивные оценки для последующего исследования проводились в полевой клинике в хорошо освещенных помещениях с минимальными отвлекающими факторами.Пять психологов, не имевших никакого отношения к группам вмешательства, провели все оценки после обучения и стандартизации у 20 детей на одного тестировщика. Десять процентов всех оценок были выставлены двумя психологами, из которых один выполнял оценки, а другой наблюдал и оценивал. По этим двойным оценкам мы достигли коэффициента κ> 96%, что указывает на отличное согласие между экспертами.

    Шкала интеллекта Векслера для детей, четвертое издание (Индия) (WISC-IV INDIA ) — это инструмент оценки интеллектуальных способностей детей, утвержденный для населения Индии в соответствии с индийскими нормами. 16 Мы провели 7 субтестов, суммировавших до трех показателей: перцепционное мышление, скорость обработки и рабочая память (таблица 1). Мы не проводили тесты, включенные в Индекс вербального понимания, потому что эти тесты требуют знания английского языка. 16

    ТАБЛИЦА 1

    Обзор мер в последующем исследовании 791 североиндийского ребенка в возрасте от 6 до 9 лет

    Словарные шкалы Крайтона (CVS) охватывают вербальные навыки детей от 4 до 11 лет. 17 CVS переведена на хинди, с индийскими нормами, обеспечивающими стандартизированный общий балл 18 (таблица 1).

    NEPSY-II — это набор нейропсихологических тестов для детей в возрасте от 3 до 16 лет, соответствующих американским нормам. 19 Мы применили 7 подшкал, соответствующих возрасту (таблица 1). Они были опробованы с точки зрения пригодности; Никаких модификаций и корректировок в исследование не вносилось.

    Ковариаты

    В первоначальном исследовании обученные полевые супервайзеры измеряли вес, длину или рост при регистрации. Вес измеряли с точностью до 50 г с помощью весов Digitron. Длину или рост измеряли с помощью инфантометров местного производства с точностью до нуля.1 см.

    При последующем наблюдении лица, осуществляющие уход, сообщали об их социально-экономическом статусе, например о сроках обучения родителей в школе и об имуществе, принадлежащем семье, а также о домашней среде ребенка, например о количестве детей в доме, читают ли родители книги. для ребенка и помочь с домашними заданиями, а также в какую школу ходит ребенок. 20 Благосостояние семьи определялось с помощью индекса благосостояния, созданного с помощью анализа основных компонентов на основе активов, таких как телевизоры и велосипеды; материалы, используемые для жилищного строительства; и типы водоснабжения и канализации.Индекс богатства помещает отдельное домохозяйство в непрерывную шкалу относительного богатства, а участники делятся на 5 квинтилей богатства: самые бедные, очень бедные, бедные, менее бедные и наименее бедные. 21

    Лабораторные анализы

    При зачислении у всех детей было взято три миллилитра крови и собрано в эвакуированные пробирки, содержащие ЭДТА (BD, Franklin Lakes, NJ). Сразу после забора крови плазму отделяли центрифугированием при комнатной температуре (450 × g × 10 минут), переносили во флаконы для хранения и хранили при -20 ° C до анализа.THcy плазмы анализировали с использованием коммерческих наборов (Abbott Laboratories, Abbott Park, IL). 22 Концентрации кобаламина и фолиевой кислоты в плазме определяли микробиологическими анализами с использованием устойчивых к хлорамфениколу штаммов Lactobacillus casei и устойчивых к сульфату колистина штаммов Lactobacillus leichmannii, соответственно. 23

    Статистические соображения

    Исходный z-показатель роста к возрасту младенца (HAZ), z-показатель веса к росту (WHZ) и z-показатель веса к возрасту (WAZ) были рассчитаны на основе стандартов роста Всемирной организации здравоохранения. 24 Баллы по когнитивным тестам были рассчитаны на основе имеющихся норм (таблица 1). Мы рассчитали объединенный z-балл WISC-IV INDIA и CVS z на основе преобразованных z-баллов по каждому подтесту и комбинированный z-балл NEPSY-II на основе преобразованных z-баллов в 7 подтестах (ингибирование-именование по сравнению с шкалой контрастности ингибирования. Оценка, общая шкала оценки беглости дизайна, шкала контрастности генерации слов в сравнении с исходной буквой, комбинированная шкала оценки зрительно-моторной точности, общая шкала ручных двигательных последовательностей [необработанная оценка], общая шкала оценки распознавания воздействий и общая шкала оценки геометрических головоломок).

    Мы представляем средние баллы (SD) по когнитивным тестам в группах вмешательства. Мы сравнили группы вмешательства с группой плацебо в моделях линейной регрессии, в которые группы вмешательства были включены в качестве фиктивных переменных и сравнивались с группой плацебо. Мы также сравнили комбинированные баллы WISC-IV INDIA и CVS и комбинированные баллы NEPSY-II для групп вмешательства с баллами группы плацебо в заранее определенных подгруппах на основе следующих исходных характеристик: возраст <19 месяцев (<24 месяцев при приеме добавки), задержка роста (<-2 балла роста или длины тела к возрасту по z) и высокая концентрация tHcy в плазме (> 10 мкмоль / л).Подгруппы определялись по тем же критериям, что и в исходном исследовании. 10 В этих регрессионных моделях мы скорректировали квинтиль благосостояния (самые бедные, очень бедные, бедные, менее бедные и наименее бедные), продолжительность обучения матери (без обучения, 1–5, 6–12 и> 12 лет). ), школу, которую посещал ребенок (частную, государственную или никакую), количество детей в семье (1–10) и помощь родителей с домашним заданием (да или нет).

    Мы также исследовали связи между маркерами статуса витамина B: log2-трансформированными концентрациями кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме при включении в исходное испытание и z-баллами комбинированного WISC-IV INDIA и CVS и комбинированного NEPSY-II в моделях множественной линейной регрессии.Мы представляем как грубые, так и скорректированные модели. Для скорректированных моделей мы сначала выбрали переменные, которые могли быть связаны как с маркерами витамина B, так и с когнитивными результатами (дополнительная таблица 5). Затем мы включили каждую переменную 1 к 1 в грубые модели с маркерами витамина B в качестве воздействия и когнитивными z-баллами в качестве результата. Мы сохранили переменные, которые изменяли коэффициенты регрессии более чем на 15% в моделях множественной линейной регрессии. 25 Мы повторили этот процесс для каждого маркера и результата.Пол и возраст на исходном уровне были включены во все модели независимо от этого процесса. Мы не включали рост, измеренный после зачисления, потому что эти показатели могли быть в причинно-следственной связи между воздействием и когнитивными результатами. В моделях мы тщательно учли коллинеарность включенных переменных через фактор увеличения дисперсии (команда vif в Stata). Базовый WAZ не был включен из-за такой коллинеарности. В дополнение к грубой модели (модель 1) мы представляем 2 скорректированные модели: 1 модель без переменных роста (модель 2) и 1 с HAZ и WHZ (модель 3).Статистический анализ проводился в Stata версии 15 (Stata Corp).

    Результаты

    Поток участников через исследование показан на рис. 1. Из 1000 детей в основном исследовании мы установили контакт с 798 детьми, из которых 791 ребенок дал согласие на участие. Демографические характеристики в полной исходной и последующей выборках, а также между 4 группами вмешательства схожи (таблица 2). Средний возраст (стандартное отклонение) при последующем наблюдении составил 7,4 (0,7) года в диапазоне от 6 до 9 лет.

    РИСУНОК 1

    Профиль исследования 1000 детей младшего возраста из Северной Индии. a Двое не были зачислены из-за длительной болезни.

    ТАБЛИЦА 2

    Демографическая информация о детях в первоначальном исследовании (N = 1000) в возрасте от 6 до 30 месяцев и в последующем исследовании (N = 791) в возрасте от 6 до 9 лет

    Средние ( SD) когнитивных результатов по группам вмешательства показаны в таблице 3. За исключением 1 подшкалы NEPSY-II в группе витамина B 12 , не было различий в средних значениях групп вмешательства по сравнению с группой плацебо.В анализе подгрупп не было значительных различий ни в одной из подгрупп между группами вмешательства и группой плацебо, за одним исключением. Дети без повышенной исходной концентрации tHcy, получавшие витамин B 12 и фолиевую кислоту (n = 266), имели значительное снижение комбинированного z-показателя NEPSY-II на -0,38 (-0,68 до -0,08; P = 0,013) по сравнению с теми, кто был в группе плацебо.

    ТАБЛИЦА 3

    Средние (SD) когнитивные баллы по исследовательской группе при последующем наблюдении у 791 ребенка из Северной Индии в возрасте от 6 до 9 лет

    Связи между маркерами витамина B на исходном уровне и когнитивными z-баллами при последующем наблюдении показаны на Таблица 4.Исходная концентрация кобаламина в плазме была связана с оценками WISC-IV INDIA и CVS z (0,10 [95% доверительный интервал (ДИ) от 0,01 до 0,18]; P = 0,021) и z-баллами NEPSY-II (0,12 [95% CI от 0,03 до 0,20]; P = 0,007) в грубых моделях, но не в скорректированных моделях. Концентрация фолиевой кислоты была связана с оценками WISC-IV , INDIA и CVS z (0,08 [95% ДИ 0,02–0,14]; P = 0,014), но не с объединенными оценками NEPSY-II z в необработанных моделях, а не с когнитивные результаты в скорректированных моделях.Исходная концентрация tHcy была связана с объединенными оценками WISC-IV , INDIA и CVS z и объединенными z-оценками NEPSY-II в необработанных моделях (-0,31 [95% ДИ от 1,42 до 0,21] и -0,33 [95% ДИ от 0,44 до 0,23]; P <0,001 для обоих). Поправка на искажающие факторы (модель 2) привела к уменьшению этих оценок более чем вдвое и увеличению значений P. Тем не менее, двукратное увеличение концентрации tHcy было связано со снижением на 0,11 (95% ДИ 0,01–0,21; P = 0,028) по шкалам WISC-IV INDIA и CVS z и уменьшением на 0.12 (95% ДИ 0,01–0,22; P = 0,030) по шкале Z NEPSY-II. Поправка на рост привела к дальнейшему снижению коэффициентов, и ассоциации перестали быть значимыми (Таблица 4). Ослабление коэффициентов в основном было вызвано HAZ, а не WHZ. R 2 в модели 3 составлял 0,36 для комбинированных оценок WISC-IV INDIA и CVS z и 0,25 для комбинированных оценок NEPSY-II z для всех маркеров.

    ТАБЛИЦА 4

    Связь между концентрациями кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме у молодых северных индийских детей от 6 до 30 месяцев и их когнитивными показателями в возрасте от 6 до 9 лет

    Обсуждение

    Мы исследовали эффекты 6-месячного приема витаминов. B 12 и / или фолиевая кислота в раннем детстве на когнитивные результаты, когда дети достигли школьного возраста.Не было различий в когнитивных результатах между группами вмешательства в целом или в заранее определенных подгруппах. В ходе обсервационного дизайна мы обнаружили, что, хотя ранние концентрации кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме были связаны с более поздним когнитивным функционированием в грубых моделях, эти ассоциации исчезли в моделях, скорректированных с учетом соответствующих искажающих факторов, таких как социально-экономические факторы, стимулирование и возможности обучения и раннее детство рост.

    Это первое последующее исследование, в котором измеряется долгосрочное влияние добавок витамина B 12 и / или фолиевой кислоты в раннем детстве на когнитивные функции в дальнейшем.Несмотря на предыдущие выводы о положительном краткосрочном влиянии добавок витамина B на раннее развитие детей, 10 мы не обнаружили долгосрочных эффектов на когнитивные результаты в полной выборке или в заранее определенных подгруппах, когда детям было от 6 до 6 лет. 9 лет. Изменение статуса биомаркера младенца после приема добавок привело к ожидаемому метаболическому ответу 12 и улучшению роста 13 и развития нервной системы 10 сразу после приема добавки.Настоящие результаты предполагают, однако, что улучшение статуса в раннем детстве не привело к изменению познавательной способности в раннем школьном возрасте, когда когнитивные показатели считаются более стабильными, чем в раннем детстве. Соответственно, актуальность для общественного здравоохранения приема витамина B 12 и фолиевой кислоты в раннем детстве для улучшения долгосрочной когнитивной функции является сомнительной. Следует отметить, что существуют исследования, связывающие концентрации кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy у матери на ранних сроках беременности с развитием нервной системы потомства. 4,26–30 Мы не можем исключить этот эффект на основании наших данных. Другой выбор времени вмешательства, например, во время нейрогенеза на ранних сроках беременности, мог бы дать положительный эффект от приема витамина B на более поздние познавательные способности. 31

    В ходе анализа подгрупп мы обнаружили, что дети с нормальной концентрацией tHcy, получавшие витамин B 12 и добавку фолиевой кислоты, имели более низкие баллы по шкале NEPSY-II z, чем дети, получавшие плацебо.Это контрастирует с анализом подгрупп из исходного исследования 10 и, как одно из многих сравнений подгрупп, вероятно, является случайным открытием.

    В плане наблюдения мы обнаружили, что концентрации кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме в раннем детстве связаны с когнитивными результатами в грубых моделях, но не в моделях, скорректированных с учетом искажающих факторов. Для tHcy ассоциации исчезли после поправок на достигнутый рост, социально-экономический статус и факторы, связанные со стимулированием и возможностями обучения ребенка.Существуют обсервационные исследования, которые выявили связь между ранним статусом витамина B 12 и познанием в более позднем детстве, например, у голландских подростков 6 и 5-летних детей из Непала. 11 Различия в дизайне исследований, возрасте на момент воздействия и измерениях результатов, ограничении питательных веществ и социально-демографических факторах могут объяснить противоречивые результаты. В исследовании, проведенном в Непале, через 5 лет концентрация ГКИ у младенцев была связана с когнитивными функциями. 11 Концентрация tHcy часто считается маркером как витамина B 12 , так и статуса фолиевой кислоты. 32 Однако биомаркер неспецифичен и может также быть маркером других факторов, отражающих плохое состояние здоровья и болезни, важные для развития мозга. 32,33 В текущем исследовании значения R 2 , составляющие 25% и 36% в моделях множественной регрессии, предполагают, что такие факторы, как социально-экономический статус, стимулирование и возможности обучения, а также ранний рост, являются важными детерминантами познания, когда детям от 6 до 9 лет, что соответствует данным, полученным в раннем детстве. 34

    Сильные стороны исследования включают высокое качество и всестороннюю оценку когнитивной функции с помощью проверенных тестов с индийскими нормами на большой выборке детей младшего школьного возраста, когда когнитивные результаты считаются более стабильными и с большей прогностической ценностью. чем в раннем детстве. Соблюдение режима приема добавок было отличным, что отражалось в ожидаемом ответе на концентрацию кобаламина, фолиевой кислоты и tHcy в плазме от добавки. 12 Кроме того, мы смогли включить 80% детей из исходной когорты через> 5 лет, без различий между детьми, которые были включены в последующее наблюдение, и детьми, не включенными в исследование. Одним из ограничений является то, что время и продолжительность приема добавки, возможно, не были идеальными для выявления долгосрочных различий в когнитивных способностях. Хотя у нас есть показатели отличного межэкспертного согласия между экзаменаторами, различия в тестировании могут возникать у администраторов из-за субъективности администрации (т.е. в зависимости от оцениваемого ребенка).Тот факт, что у нескольких участников не было дефицита, снижает ожидаемую величину эффекта и статистическую мощность. Наконец, это вторичный результат исследования, предназначенного для измерения влияния инфекций в раннем детстве. Однако мы считаем, что, поскольку развитие нервной системы измеряется по непрерывной шкале, размер выборки, необходимый для выявления различий в когнитивных способностях, меньше, чем необходимый для инфекций.

    Выводы

    Мы не обнаружили стойких долгосрочных эффектов раннего приема витамина B 12 и / или фолиевой кислоты на когнитивные способности.Связь между витамином B 12 и статусом фолиевой кислоты в раннем детстве и когнитивными способностями в школьном возрасте не имеет значения после поправки на соответствующие факторы. В соответствии с нашими выводами, витамин B 12 и фолиевая кислота, вероятно, имеют ограниченное значение для общественного здравоохранения для развития мозга и долгосрочного когнитивного функционирования.

    Благодарности

    Мы благодарим группу психологов-исследователей и координатора, которые проводили когнитивные оценки с детьми и их опекунами: Фарах Аббаси, Хина Чаудхари, Ракиб Али, Суганди Нагпал, Вайшали Панвар и Шрути Бишт.Мы также благодарим Kiran Bhatia за поддержку в управлении данными. Мы благодарим Mari Manger, Chittaranjan Yajnik и Helga Refsum за их вклад в первоначальное исследование.

    Сноски

      • Принята к печати 6 декабря 2019 г.
    • Адресная корреспонденция Суните Танеджа, MBBS, доктору философии, Центр исследований и развития здравоохранения, Общество прикладных исследований, Нью-Дели 110016, Индия. Электронная почта: sunita.taneja {at} sas.org.in
    • Деидентифицированные данные об отдельных участниках (включая словари данных) будут доступны в дополнение к протоколам исследования, плану статистического анализа и форме информированного согласия.Данные будут доступны после публикации исследователям, которые представят методологически обоснованное предложение для использования в достижении целей утвержденного предложения. Предложения следует направлять доктору Танее (sunita.taneja {at} sas.org.in).

    • Это испытание зарегистрировано на сайтах www.clinicaltrials.gov (идентификатор NCT00717730) и www.ctri.nic.in (идентификаторы CTRI / 2010/091/001090 и CTRI / 2016/11/007494).

    • РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: Авторы указали, что у них нет финансовых отношений, имеющих отношение к этой статье, которые следует раскрывать.

    • ФИНАНСИРОВАНИЕ: Исследовательский фонд Thrasher (грант 02827) и Исследовательский совет Норвегии (гранты 172226 и 234495) предоставили финансовую поддержку первоначальному и последующему исследованию.

    • ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ: Авторы указали, что у них нет потенциальных конфликтов интересов, которые следует раскрывать.

    • ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ: Дополнение к этой статье можно найти в Интернете по адресу www.pediatrics.org/cgi/doi/10.1542/peds.2019-3827.

    • Авторские права © 2020 Американской академии педиатрии

    Frontiers | Потребление витамина B12 из продуктов животного происхождения, биомаркеры и аспекты здоровья

    Витамин B12

    Пищевые источники витамина B12

    Витамин B12 (кобаламин) является важным водорастворимым микронутриентом микробного происхождения (1).Он естественным образом содержится в пищевых продуктах животного происхождения, включая мясо, птицу, (моллюск) рыбу, яйца, молоко и другие молочные продукты (2). Витамин B12 обычно не содержится в растительной пище, но обогащенные хлопья для завтрака являются легкодоступным источником витамина B12 с высокой биодоступностью (3, 4). Некоторые пищевые дрожжевые продукты также содержат витамин B12. В этой статье основное внимание будет уделено потреблению витамина B12 из натуральных пищевых продуктов, например продукты животного происхождения. Согласно недавним результатам голландского исследования потребления пищевых продуктов 2012-2016 гг., Вклад молочных продуктов, мяса, рыбы (моллюсков), пищевых добавок и яиц в общее потребление витамина B12 составляет 38.5, 30, 8,5, 8,4 и 4,6% соответственно. Богатые питательными веществами продукты питания для животных, богатые витамином B12, также богаты другими питательными веществами, такими как цинк, железо, витамин D и белки. Насколько нам известно, взаимодействие витамина B12 с этими питательными веществами полностью не установлено, и вполне вероятно, что связь низкого уровня витамина B12 с последствиями для здоровья может быть изменена дефицитом этих питательных веществ или наличием нарушений, влияющих на пищеварительную систему. система. Примечательно, что витамин B12 и фолиевая кислота действуют вместе в рамках одноуглеродного метаболизма и параграфа 4.В разделе 3.1 подробно рассматривается потенциальная роль высокого уровня фолиевой кислоты и низкого уровня витамина B12 в здоровье.

    Поглощение витамина B12

    Витамин B12 играет важную роль в одноуглеродном метаболизме. Пищевой витамин B12 после приема внутрь связывается с гаптокорином (животным белком), который переносит витамин B12 в желудок. В желудке выделяются HCl и пепсин, которые выделяют витамин B12 из животных белков. Затем свободный витамин B12 связывается с гаптокоррином в желудке, после чего он транспортируется в кишечник, где витамин B12 высвобождается ферментами поджелудочной железы, после чего витамин B12 связывается с внутренним фактором (IF) (5).Комплекс витамин B12 -IF связывается с рецептором кубулина в дистальном отделе подвздошной кишки, который поглощает витамин B12 посредством рецептор-опосредованного эндоцитоза (5). После приема витамин B12 попадает в плазму, где связывается со своими транспортными белками; гаптокоррин (HC) и транкобаламин (TC) (6, 7). В кровотоке 20-25% витамина B12 связано с TC (называемым голо-TC или активным B12), который поглощается и используется клетками. Остальные 75–80% витамина B12 связаны с HC, который хранится в печени (6–8).

    Причины приобретенного дефицита витамина B12

    Дефицит витамина B12 увеличивается с возрастом и в основном связан с нарушением всасывания витамина. Кроме того, низкое потребление продуктов животного происхождения, как указано в главе 3, и употребление определенных лекарств также могут привести к дефициту витамина B12 (Таблица 1). Поглощение витамина B12 зависит от нескольких процессов, включая производство IF. Если выработка желудочного ПФ нарушена, например, при деструкции париетальных клеток желудка в случае гастрита или когда в случае обходного желудочного анастомоза значительно уменьшается количество париетальных клеток желудка, это приведет к снижению всасывания витамина B12.Поглощение витамина B12 происходит в дистальном отделе подвздошной кишки, и в случае расслоения подвздошной кишки, избыточного бактериального роста или кишечных заболеваний, таких как болезнь Крона, клетки подвздошной кишки могут поглощать меньше витамина B12, что приводит к снижению потребления витамина B12. Лекарства, регулирующие секрецию выработки кислоты желудочного сока, такие как ингибиторы протонной помпы, также могут приводить к дефициту витамина B12 из-за нарушения высвобождения витамина B12 из пищевых белков. Кроме того, было показано, что метформин, препарат, который используется для снижения уровня глюкозы, приводит к снижению уровня витамина B12 в сыворотке, скорее всего, из-за нарушения связанного с кальцием связывания комплекса IF-B12 с рецептором кубулина (9).Что касается лекарств, то в последнее время большое внимание уделяется закиси азота, так как было показано, что высокое потребление закиси азота может привести к дефициту витамина B12 из-за необратимого окисления иона кобальта MeCbl и AdoCbl, что делает оба кофермента неактивными. в повышенных уровнях метилмалоновой кислоты (ММА) и гомоцистеина (10). Уровни витамина B12 и активного B12 в сыворотке в большинстве случаев не являются низкими в случае чрезмерного использования закиси азота, поэтому для лабораторной диагностики следует использовать функциональные маркеры, такие как MMA и гомоцистеин (10).

    Таблица 1. Причины приобретенного дефицита витамина B12.

    Биохимия витамина B12

    Существуют различные производные кобаламина, из которых метилкобаламин (MeCbl) и аденозилкобаламин (AdoCbl) являются физиологическими формами коферментов. MeCbl является кофактором зависимого от метионин-синтазы реметилирования гомоцистеина в метионин, которое происходит в цитозоле. Эта реакция реметилирования является важным этапом одноуглеродного метаболизма, в котором также происходит восстановление производных фолиевой кислоты, которые важны для синтеза ДНК.Кроме того, метионин является незаменимой аминокислотой, которая участвует в образовании универсального донора метила S-аденозилметионина. Низкое потребление витамина B12 с пищей приводит к повышению уровня гомоцистеина и может повлиять на синтез ДНК и метилирование ДНК. AdoCbl участвует в зависимом от l-метилмалонил-КоА-мутазе превращении метилмалонил-КоА в сукцинил-КоА, которое происходит в митохондриях (11). Низкое потребление витамина B12 с пищей приводит к накоплению метилмалонил-КоА, который превращается в ММА.Повышение уровня ММА в плазме наблюдается при дефиците витамина B12.

    Биомаркеры витамина B12

    Существует несколько биомаркеров (таблица 2) для оценки статуса витамина B12 в крови. Наиболее часто используемым биомаркером является общий витамин B12, который измеряет уровень витамина B12, связанный с обоими транспортными белками (HC и TC), что дает общую оценку статуса витамина B12 в крови (7, 11). Кроме того, было высказано предположение, что holoTC (активный B12), который представляет собой связанный с транскобаламином витамин B12, является ранним маркером статуса витамина B12.HoloTC можно использовать в качестве начального теста для измерения уровня витамина B12 в крови (12–14). И общий витамин B12, и holoTC применяются в лабораторной диагностике, а функциональные тесты, такие как гомоцистеин и ММА, используются для подтверждения диагноза в случае низкого-нормального статуса витамина B12. Не существует единого мнения о том, какие пороговые значения следует применять и какой является лучшим маркером или комбинацией маркеров для оценки статуса витамина B12 (15). Как правило, используются референсные интервалы или выбираются альтернативные пороговые значения на основе чувствительности и специфичности (14).Однако эти пороговые значения обычно не применимы, поскольку тесты на общий витамин B12 и активный витамин B12 не согласованы, что затрудняет интерпретацию для врачей общей практики.

    Таблица 2. Биомаркеры статуса витамина B12 в сыворотке или плазме.

    Возмещение

    Что касается биомаркеров витамина B12, то необходимо установить контрольные интервалы общего витамина B12 во время беременности, поскольку эти уровни снижаются во время беременности. Кроме того, необходимы более качественные биомаркеры для определения дефицита витамина B12, поскольку общий B12 и активный B12 препятствуют диагностической специфичности.

    Настоящее рекомендуемое диетическое потребление витамина b12 и его ограничения

    Диетические рекомендуемые значения витамина B12

    Несколько организаций использовали разные подходы к установлению рекомендуемых диетических значений витамина B12 (таблица 3). Контрольные значения рациона для взрослых мужчин и женщин в возрасте> 18 лет колеблются от 2 до 4 мкг / день в зависимости от использованных оценок. В целом, повышенная потребность в витамине B12 у женщин во время беременности и кормления грудью признана и выражена в более высоких контрольных значениях по сравнению с небеременными женщинами.Специальных рекомендаций по потреблению для пожилых людей не существует, несмотря на доказательства того, что мальабсорбция и дефицит витамина B12 часто встречаются у пожилых людей. Кроме того, рекомендации по потреблению для младенцев в основном основывались на устаревших наблюдательных исследованиях и на содержании витамина B12 в грудном молоке человека. Измерению витамина B12 в грудном молоке препятствовали методологические проблемы из-за высокого содержания гаптокоррина в молоке, что мешает проведению большинства доступных анализов. В целом группа Европейского агентства по безопасности пищевых продуктов (EFSA) определила адекватное потребление витамина B12 на основе трех показателей потребности в витамине B12 (16):

    1- Поддержание гематологических маркеров у пациентов с пернициозной анемией в фазе ремиссии (т.е., корректировка гемоглобина, среднего корпускулярного объема и ретикулоцитов).

    2- Поддержание общих запасов витамина B12 в организме (≈2–3 мг) путем корректировки суточной потребности в ежедневной потере витамина. Предполагается, что эффективность всасывания витамина B12 из пищевых продуктов составляет 40%, а суточная потеря составляет от 2 до 6 мкг / день (потеря желчи или передача плоду или младенцу (через плаценту или грудное молоко).

    3- Поддержание нормального уровня маркеров витамина B12 в сыворотке крови (общий витамин B12, MMA, holoTC и Hcy).

    Таблица 3. Диетические контрольные значения витамина B12 (в мкг / сут) для разных возрастных и половых групп, предложенные различными организациями.

    Потребление витамина B12, необходимое для поддержания нормального уровня биомаркеров витамина B12

    Приблизительно 1% высокой пероральной дозы витамина B12 (т.е. полученного из дополнительного цианокобаламина) проникает через кишечный барьер в кровь путем простой диффузии (17) после насыщения IF (макс. 5 мкг / прием пищи абсорбируется через IF) ( 18). Потребление витамина B12 показывает зависимость реакции от дозы с маркерами витамина B12 в крови.Здесь мы сосредоточили внимание на исследованиях биомаркеров витамина B12 в отношении потребления витамина B12 в диапазоне ниже 50 мкг / день. Исследования с использованием терапевтических доз витамина B12 выходят за рамки этого обзора.

    В исследовании 98 датских женщин в постменопаузе Bor et al. (19) предположили, что потребление 6 мкг / сут витамина B12 (определено из 7-дневных записей о пищевых продуктах) достаточно для поддержания самых высоких концентраций витамина B12 и holoTC, а также самых низких концентраций MMA и Hcy со средним значением (25-75-й процентиль). ) 380 (270–480) пмоль / л для витамина B12, 119 (92–162) пмоль / л для holoTC, 0.12 (0,14–0,17) мкмоль / л для MMA и 9,8 (8,3–11,4) мкмоль / л для Hcy по сравнению с потреблением ниже 6 мкг / день. Аналогичное исследование с участием 299 здоровых взрослых в США показало, что средние уровни витамина B12 и holoTC были самыми высокими в диапазоне потребления от 4,2 до 7,0 мкг / день, в то время как MMA и Hcy в плазме достигли самых низких уровней у субъектов, которые достигли потребления ≥7,0 мкг / сут. d (20).

    Связь между маркерами витамина B12 и потреблением в целом была слабее в исследованиях с участием пожилых людей (21) по сравнению с исследованиями с участием более молодых людей, в исследованиях, рассматривавших только диетическое потребление, по сравнению с исследованиями потребления витамина B12 из диеты с добавками, а также в исследованиях, посвященных изучению витамина Потребление B12 до 100 мкг / сут, чем при использовании больших доз (21).Это может быть связано с лучшим усвоением свободного витамина B12 из добавок по сравнению с витамином B12, связанным с белком, из пищевых продуктов. Van Asselt et al. Сообщили о среднем потреблении витамина B12 (из диеты плюс добавки) в 6,3 мкг / день у пожилых голландцев (средний возраст 76 лет) с нормальными маркерами витамина B12 (витамин B12> 260 пмоль / л и MMA <320. нмоль / л) (22). Субъекты с умеренным дефицитом витамина B12 (витамин B12 <260 пмоль / л и MMA> 320 нмоль / л) имели среднее потребление 4,9 мкг / день, а пациенты с возможным дефицитом (либо с низким уровнем B12, либо с повышенным MMA) имели среднее потребление. из 5.1 мкг / сут (22). Дефицит у пожилых людей лучше объяснить нарушениями всасывания, а не незначительными вариациями в потреблении (22). В соответствии с этим, связь концентраций витамина B12, MMA и Hcy в плазме с потреблением витамина B12 не была представлена ​​в некоторых исследованиях (23, 24), возможно, из-за мальабсорбции, связанной с возрастом и заболеванием.

    Мета-анализ связи между потреблением витамина B12 и биомаркерами Dullemeijer et al. подсчитали, что удвоение потребления витамина B12 связано с 11.На 0% (95% ДИ: 9,4%, 12,5%) более высокая концентрация витамина B12 в сыворотке (21). Связь между потреблением витамина B12 и биомаркерами была сильнее в исследованиях, проведенных у пожилых людей, чем у взрослого населения, что может быть связано с низкими исходными концентрациями витамина B12 у пожилых людей (21). Наклон изменения уровня витамина B12 в плазме по отношению к потреблению витамина B12 сглаживается, когда потребление витамина B12 составляет> 100 мкг / день (21), что может отражать ограниченное пропорциональное всасывание витамина B12 из высоких доз добавок.По сравнению с витамином B12 в плазме, изменения уровня ММА в сыворотке (среднее -7%; 95% ДИ = -10–4%) в ответ на удвоение потребления витамина B12 были меньше (21), что могло быть связано с коротким временем наблюдения. большинства исследований и влиянию функции почек на уровни ММА.

    Повышение уровня витамина B12 в плазме и снижение функциональных маркеров, по-видимому, зависит от характеристик населения (в основном, возраста и сопутствующих заболеваний), продолжительности вмешательства, исходных концентраций витамина в плазме и введенной дозы кристаллизованного цианокобаламина, даже при отсутствии -терапевтические диапазоны.В целом, ежедневное потребление свободного цианокобаламина в размере 1,5–2,5 мкг в течение примерно 4–6 месяцев может повысить уровень витамина B12 в плазме на 50–100 пмоль / л.

    Возмещение

    Общее потребление витамина B12 с пищей от 4 до 7 мкг / день связано с нормальным уровнем витамина B12 и MMA в плазме и, таким образом, кажется достаточным для поддержания статуса витамина B12 в организме взрослых. Это потребление может быть недостаточным, если у людей возникают трудности с пережевыванием пищи, высвобождением витамина из его пищевых связей и / или его усвоением из-за нарушений, как показано в таблице 1 (25, 26).Пожилые люди с инфекцией H-pylori (26) или мальабсорбцией пищевого кобаламина (25, 27, 28) могут подвергаться риску дефицита витамина B12, несмотря на достаточное питание. Неясно, выиграют ли пожилые люди от рекомендаций по более высокому потреблению витамина B12.

    Ассоциация пищевых продуктов животного происхождения, содержащих витамин b12 с циркулирующими биомаркерами витамина B12 по результатам наблюдательных исследований

    Помимо пищевых добавок или обогащенных злаков как потенциальных источников витамина B12, в этой статье основное внимание уделяется потреблению витамина B12 из натуральных пищевых продуктов, т.е.г., продукты животного происхождения. Всего было выявлено 19 обсервационных исследований, посвященных ассоциации продуктов питания, содержащих витамин B12, с биомаркерами витамина B12 в плазме или сыворотке крови. Эти исследования проводились среди младенцев (n = 1 исследование) (29), детей (n = 5 исследований) (30–35), беременных женщин (n = 1 исследование) (36), взрослых (n = 7 исследований) (3 , 19, 20, 37–45) и пожилые люди (n = 5 исследований) (22–24, 43, 46–49). Большинство этих исследований имели поперечный дизайн, за исключением некоторых исследований случай-контроль, проведенных среди младенцев (29), детей (30) и пожилых людей (24), а также проспективного исследования (3).Наблюдательные исследования были неоднородными в отношении диетической оценки продуктов животного происхождения или режима питания, использования различных биомаркеров витамина B12 и статистического анализа, что затрудняет прямое сравнение исследований (таблица 4). Таким образом, в этом разделе суммируются основные результаты отдельных исследований по разным возрастным категориям.

    Таблица 4. Основные характеристики и результаты наблюдательных исследований, посвященных взаимосвязи между потреблением с пищей и биомаркерами статуса витамина B12 среди различных возрастных категорий.

    Младенцы и дети

    В двух исследованиях случай-контроль среди младенцев (29) и детей (30) изучали влияние макробиотического режима питания (без продуктов животного происхождения) на биомаркеры витамина B12. Концентрации витамина B12 в плазме были значительно ниже у младенцев, вскармливаемых макробиотиками (n = 47), по сравнению с контрольной группой, получавшей всеядный корм (n = 56) (29). В другом исследовании подростки, которые получали макробиотическую диету до 6 лет и затем перешли на диету, содержащую продукты животного происхождения (n = 73), по-прежнему имели значительно более низкие концентрации витамина B12 и более высокие концентрации MMA, но сопоставимые концентрации Hcy по сравнению с их сверстники из контрольной группы, которые с рождения придерживались всеядной диеты.Эти результаты показывают, что переход с макробиотической диеты на умеренное потребление продуктов животного происхождения неадекватен для восстановления статуса витамина B12 у детей с низким уровнем витамина B12 в раннем детстве (30). Шведское исследование среди подростков [средний (SD) возраст: 17,5 (1,0) года] сравнивало потребление витамина B12 между 30 веганами (15 мужчин и 15 женщин) и 30 всеядными животными того же пола, возраста и роста. Это исследование выявило значительные различия в потреблении витамина B12 между веганами и всеядными животными, при этом потребление витамина B12 составляет 0.0 и 0,1 мкг / день для веганов-самок и самцов, соответственно, и дозы 5,0 и 5,9 мкг / день для всеядных самок и самцов, соответственно (P для различий <0,001) (50).

    В отличие от четко определенного режима питания, исследование в Колумбии выявило 4 модели питания, полученные из 28 пунктов FFQ на основе анализа главных компонентов. Примеры включали диеты, богатые (1) животным белком (например, говядина / свинина / телятина / баранина, курица / индейка, молоко, сыр), (2) более дешевым белком (например, коровьим рубцом / печенью, селезенкой, куриными потрохами), ( 3) традиционный / крахмальный (напр.g., рис, картофель, подорожник) и (4) закусочные продукты (например, конфеты, мороженое, упакованные жареные закуски, газированные напитки, фруктовый пунш). Только образец, богатый животным белком, был достоверно положительно связан с витамином B12 в плазме (P для тенденции = 0,003). В этом исследовании также изучались отдельные группы кормов для животных, и полностью скорректированные различия в содержании витамина B12 в плазме для потребителей с низким и высоким содержанием были значимы только для мяса, но не для молочных продуктов, рыбы, печени коров и яиц (32). В соответствии с этими выводами, исследование, проведенное в Индии (n = 512), также показало статистически значимые положительные ассоциации группы мяса и рыбы с витамином B12 в плазме в полностью скорректированных моделях, но не для других продуктов животного происхождения (34).Другие наблюдали обратную связь между потреблением витамина B12 из молока и Hcy плазмы, но не между потреблением витамина B12 из красного мяса или сыра (35). В одном исследовании измерялось несколько биомаркеров статуса витамина B12. Концентрации MMA и Hcy в сыворотке не коррелировали с группами корма для животных, тогда как коэффициенты корреляции сывороточного витамина B12 и holoTC с потреблением молочных продуктов составляли 0,16 (P <0,05) и 0,27 (P <0,01), соответственно. Кроме того, потребление паштета печени коррелировало с holoTC (r = 0.20, P <0,05). Ни один из биомаркеров витамина B12 не был связан с потреблением рыбы или яиц (33).

    При рассмотрении различных продуктов животного происхождения в рамках индивидуальных исследований среди детей различия в концентрациях витамина B12 были наиболее выражены при сравнении высокого и низкого потребления молочных продуктов, за которым следовали потребление мяса и рыбы (32), а молочные продукты показали более сильную корреляцию с витамином B12. и концентрации holoTC по сравнению с печеночным паштетом, мясом и рыбой (33). В другом исследовании только комбинированная группа мяса и рыбы была связана с концентрацией витамина B12, тогда как отдельные компоненты рыбы, курицы, яйца и молочные продукты не были связаны с витамином B12 в плазме (34).

    Беременность

    Было выявлено только одно исследование среди беременных женщин (n = 1266), в котором изучалась связь потребления витамина B12 из молочных продуктов, мяса, (моллюсков) и яиц с циркулирующими уровнями биомаркеров витамина B12 и наличием дефицита витамина B12 в течение недели. 34–36 беременности. Результаты показали, что витамин B12 из молочных продуктов, мяса и рыбы, но не из яиц, независимо влияет на концентрацию общего витамина B12, holoTC и MMA в плазме, о чем свидетельствуют статистически значимые зависимости доза-ответ.Потребление витамина B12 из каждой из этих групп продуктов также независимо было связано с уменьшением шансов дефицита витамина B12 (holoTC <35 пмоль / л и MMA> 0,45 мкмоль / л). Витамин B12, полученный из яиц, отрицательно связан с holoTC, но не связан с другими биомаркерами витамина B12 (36).

    Взрослые

    Эти исследования, посвященные конкретным продуктам животного происхождения, показали, что высокое потребление молочных продуктов было связано со значительно более низкой распространенностью концентраций витамина B12 <185 пмоль / л (3, 42) и 148 пмоль / л (3) по сравнению с низким потреблением молочных продуктов (3), значительно более высокие концентрации витамина B12 среди потребителей с высоким содержанием молока и сыра по сравнению с потребителями с низким содержанием (43) и значительно более низкие концентрации Hcy при высоком потреблении молочных продуктов по сравнению с низким потреблением молочных продуктов (45).Точно так же у тех, кто потреблял рыбу в наивысшем квинтиле, шансы на дефицит витамина B12 были значительно ниже, чем у взрослых, которые потребляли рыбу в самом низком квинтиле (42), а концентрации витамина B12 в плазме были значительно выше у тех, кто потреблял большие количества (четвертый квартиль) по сравнению с низкими потребителями рыбы (первый квартиль) (43). Напротив, анализ потребления мяса не показал никакой связи между потреблением мяса и дефицитом витамина B12 (3, 42). Более того, концентрации витамина B12 в плазме (43) и Hcy в сыворотке (45) не различались между потребителями мяса с высоким и низким содержанием.Потребление яиц также не было связано с уровнем витамина B12 в плазме (42, 43, 45). Ни в одном из исследований не изучалась связь между пищевыми продуктами животного происхождения с концентрацией MMA или holoTC у взрослых.

    В ряде исследований описывается потребление витамина B12 или биомаркеры витамина B12 среди всеядных, вегетарианцев и веганов. Во всех исследованиях постоянно наблюдалось, что потребление витаминов было самым низким, средним и самым высоким среди веганов, вегетарианцев и мясоедов, соответственно (51–55). Аналогичным образом, исследования также наблюдали самые низкие, промежуточные и самые высокие концентрации витамина B12 среди веганов, вегетарианцев и мясоедов, соответственно (51, 54–56) или при концентрациях holoTC (51).В соответствии с этим, распространенность дефицита витамина B12 была самой высокой среди веганов и самой низкой среди всеядных (52, 54, 56), хотя следует отметить, что в этих исследованиях использовались разные критерии для определения дефицита витамина B12. В других исследованиях, посвященных моделям питания в зависимости от статуса витамина B12, использовались разные подходы для определения моделей. Такер и др. Получили закономерности с помощью кластерного анализа. Группы продуктов, которые внесли вклад в витамин B12, были введены в анализ как процент от общего индивидуального потребления витамина B12.Процедура кластера распределяет людей по заранее определенному количеству кластеров таким образом, чтобы максимизировать разницу между группами для включенных переменных. Факторный анализ показывает, что 6 моделей привели к наиболее четкому разделению источников витамина B12: (1) добавки (61% добавок, 11% мяса), (2) мясо (57% мяса), (3) молоко (38% молока, 21% мяса, 10% рыбы), (4) злаки (37% хлопьев, 17% мяса, 12% молока, (5) мясо и супы (25% мяса, 24% супов, 12% рыбы, 10% молока), и (6) рыба (35% рыбы, 21% мяса, 10% других молочных продуктов).Концентрация витамина B12 в плазме была значительно ниже в структуре мяса, чем в структуре злаков и молока, несмотря на одинаковое среднее потребление витамина B12 в этих трех группах. Субъекты во всех группах, принимавших пищу, имели значительно более высокую вероятность концентрации витамина B-12 в плазме <185 пмоль / л по сравнению с субъектами в группе добавок, с соотношением шансов от 1,6 для группы молока до 2,4 для группы мяса. Для вероятности концентраций витамина B-12 в плазме <148 пмоль / л группа мяса была единственной группой, которая значительно отличалась от группы добавок [OR (95% ДИ) = 2.0 (1.2–3.3)] (3). В другом исследовании также использовался факторный анализ для определения основных диет. Были определены три модели: (1) разумная диета (высокое потребление яиц, рыбы, сырых овощей, соков, бананов и других фруктов), (2) диета с высоким содержанием животного белка (высокое потребление мяса, курицы, пшеницы, бананов, и чай с молоком) и (3) диета с высоким содержанием растительного белка (большое количество приготовленных овощей и бобовых и небольшое количество мяса). Высокое потребление разумного рациона и рациона растительного белка (четвертый квартиль) по сравнению с самым низким уровнем потребления (квартиль 1) были связаны с уменьшением вероятности гипергомоцистеинемии (Hcy> 15 мкмоль / л), с OR (95% ДИ) 0.52 (0,30–0,90) и 0,42 (0,25–0,69) соответственно. Напротив, высокое потребление диеты с животными белками было положительно связано с гипергомоцистеинемией [OR (95% ДИ) квартиль 4 против квартиля 1 = 2,10 (1,22–3,60). Концентрации витамина B12 не различались в квартилях ни в одной из диет (44). Наконец, в другом исследовании изучалось, различаются ли концентрации витамина B12 и Hcy в зависимости от степени вегетаризма (веганский, ово-лакто-вегетарианский и смешанный сыроедение, включая сырое мясо и рыбу).Это исследование показало, что потребление веганской диеты имело самые низкие медианные концентрации витамина B12 и самые высокие концентрации Hcy, а потребление смешанных сырых продуктов имело самые высокие концентрации витамина B12 и самые низкие концентрации Hcy (40).

    Пожилые

    Было проведено пять наблюдательных исследований среди пожилых людей (средний возраст> 65 лет), из которых 4 были посвящены конкретным продуктам животного происхождения (43, 46, 47, 49) и два — режимам питания (47, 48). Исследование, посвященное изучению потребления витамина B12 из добавок, хлопьев для завтрака, молочных продуктов и мяса, показало, что только потребление злаков, но не молочных продуктов или мяса, было связано с концентрацией витамина B12 и пропорциями концентраций B12 <185 пмоль / л.В соответствии с этим, мясо, молоко и молочные продукты не были связаны с концентрациями Hcy (47). Однако другие исследования показали, что высокое потребление молочных продуктов и рыбы сопровождалось более высокими концентрациями витамина B12 в плазме по сравнению с низким потреблением этих пищевых групп (43) и что высокое потребление (T3 по сравнению с T1) мяса, (моллюсков) рыбы, и молочные продукты были связаны с повышенными шансами иметь концентрацию витамина B12> 200 пмоль / л (49).

    Диета, характеризующаяся высоким потреблением продуктов, богатых витамином B, таких как мясо, рыба, молоко, молочные продукты, фрукты и овощи, была связана с более низкими средними концентрациями Hcy (47).Другое исследование, сравнивающее потребление диеты с высокой и низкой плотностью питательных веществ, выявило более высокие концентрации витамина B12 у тех, кто потребляет диету с высокой плотностью питательных веществ, по сравнению с теми, кто потребляет диету с низкой плотностью питательных веществ. Концентрации Hcy не различались между этими моделями с высокой и низкой плотностью питательных веществ. В этом исследовании высокая плотность питательных веществ была определена как более высокое потребление злаков, темно-зеленых / желтых овощей, других овощей, цитрусовых / дынь / ягод, фруктовых соков, других фруктов, молока, птицы, рыбы и бобов, тогда как Модель с низким содержанием питательных веществ состояла из более высокого потребления хлеба, сладкого хлеба / десертов, молочных десертов, обработанного мяса, яиц и жиров / масел (48).

    Краткое изложение общих выводов и соображений

    Потребление молочных продуктов, по-видимому, является самым сильным фактором, определяющим концентрацию витамина B12. Однако при сравнении степени взаимосвязи потребления молочных продуктов, мяса, рыбы или яиц со статусом витамина B12 важно скорректировать статистический анализ потребления витамина B12 из других пищевых продуктов животного происхождения, что было сделано в 5 исследованиях (3, 34, 35, 43, 49). Кроме того, конкретные отдельные продукты питания, представляющие потребление молочных продуктов, мяса и рыбы, не всегда могут быть получены из отдельных исследований, что затрудняет прямое сравнение исследований.Наконец, плотность питательных веществ в различных молочных продуктах (молоко, йогурт, сыр, творог), мясе (курица, свинина, телятина) и рыбе (нежирная и жирная) значительно различается. Существует пробел в знаниях относительно биодоступности витамина B12 из этих различных продуктов животного происхождения. Кроме того, связи различных групп продуктов животного происхождения с MMA и holoTC остаются в значительной степени неизвестными.

    Потребление или состояние витамина B12 и результаты для здоровья

    В этом разделе рассматриваются связи между низким потреблением витамина B12 или его статусом (определяемым аномальными биомаркерами) и некоторыми последствиями для здоровья в результате эпидемиологических исследований, проведенных в уязвимых группах населения.

    Материнский статус витамина B12 и беременность

    Дефицит витамина B12 может вызвать мегалобластную анемию / злокачественную анемию (57). У женщин с нелеченной злокачественной анемией часто возникают проблемы с бесплодием или повторные аборты. Когда у женщин диагностировали дефицит витамина B12 и они получали витамин B12, наступала беременность (58–60).

    Метаболизм витамина B12 и фолиевой кислоты взаимодействует. Прием фолиевой кислоты до беременности и в первом триместре беременности снижает риск дефектов нервной трубки (ДНТ) у ребенка.Сообщалось об обратной связи между риском NTD и статусом витамина B12 или полиморфизмом ферментов, метаболизирующих витамин B12 (61–64). Ray et al. показали, что низкий уровень холотранскобаламина в сыворотке (<55,3 пмоль / л) на 15–22 неделе беременности был связан с риском ДНТ в исследовании, проведенном в Онтарио после обогащения фолиевой кислотой (65). Существует общее мнение, что концентрация витамина B12> 250 пмоль / л у беременных женщин связана с низким риском ДНТ по сравнению с тем, когда уровень витамина B12 ниже этого уровня (63).Эти результаты могут свидетельствовать о том, что добавление витамина B12 может снизить риск NTD. Однако неизвестно, снижает ли добавка как фолиевой кислоты, так и витамина B12 количество рождений с NTD по сравнению с добавкой только фолиевой кислоты.

    Материнский статус витамина B12 определяет статус витамина B12 у ребенка при рождении и после него. Витамина B12 у новорожденных при рождении выше, чем в плазме матери, но, как правило, у младенцев после рождения он снижается.Во вложенном исследовании случай-контроль концентрации витамина B12, Hcy и MMA были оценены у здоровых беременных женщин (n = 114) с 18 недели беременности до 6 месяцев после родов и были связаны с статусом кобаламина у младенцев через 6 месяцев и сравнивались с здоровые, никогда не беременные женщины в возрасте 18–40 лет из контрольной группы (n = 123). По сравнению с контрольной группой уровни витамина B12, Hcy и MMA были ниже у беременных на 18-й неделе беременности. Витамин B12 значительно снизился с 18 по 36 неделю беременности и снова увеличился через 6 недель после родов, тогда как концентрации Hcy и MMA увеличились с 18 недели беременности до 6 недель после родов.Концентрация витамина B12 у младенцев в возрасте 6 месяцев коррелировала с концентрацией витамина B12 у матери во время беременности и в послеродовой период (rho = 0,36–0,55, P <0,001). Концентрация витамина B12 у матери <394 пмоль / л на 18 неделе беременности была связана с повышенным риском (OR: 4,2; 95% CI: 1,5, 11,5) дефицита витамина B12 у ребенка в возрасте 6 месяцев (определяется как tHcy ≥6,5 мкмоль / L) (66). Младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, подвергаются риску дефицита в этот период, если их истощенные матери не принимают добавки, содержащие витамин B12 (67).Большинство случаев детской недостаточности витамина B12 проявляется в возрасте от 6 до 11 месяцев. Могут возникнуть нервно-мышечные нарушения и нарушения роста или развития или церебральная атрофия. Сообщалось о таких симптомах, как раздражение, трудности с кормлением, задержка роста или анемия у новорожденных с дефицитом. Дефицит витамина B12 может привести к остаточным неврологическим нарушениям (68).

    Грудное вскармливание

    Продолжительное грудное вскармливание связано с отсутствием продовольственной безопасности и представляет собой проблему во многих частях мира, где у матерей наблюдается множественный дефицит питательных микроэлементов.У индийских детей (средний возраст 16 месяцев) из семей с низким и средним социально-экономическим статусом продолжительное грудное вскармливание было связано с задержкой роста, анемией, низким весом или истощением (отношение веса к длине тела) у ребенка (69, 70). Причинная роль дефицита витамина B12 в задержке роста в детском возрасте возможна, но недостаточно изучена из-за возможного влияния кишечных инфекций, белковой диеты или множественного дефицита питательных веществ, которые могут повлиять на задержку роста (71–73). Статус витамина B12 у матери и / или младенца был связан с физическим ростом ребенка (74), анемией, а также когнитивными и умственными функциями (75).Однако неизвестно, следует ли повысить потребности в витамине B12 у беременных и кормящих женщин, и может ли улучшение статуса витамина B12 матери или ребенка улучшить такие исходы, как анемия (76) и когнитивное развитие ребенка. В настоящее время по этой теме продолжаются некоторые исследования (77).

    Пожилые

    В нескольких эпидемиологических исследованиях сообщалось о связи между биомаркерами витамина B12 и здоровьем мозга, когнитивной функцией или здоровьем костей [см. Обзор (78)].Кроме того, некоторые данные свидетельствуют о том, что более низкий статус B12 связан с повышенным прооксидантным и сниженным антиоксидантным статусом (79). В 5-летнем последующем исследовании среди пожилых людей без деменции витамин B12 в самом низком тертиле (<308 пмоль / л) или holoTC (<54 пмоль / л) отрицательно ассоциировался с ускоренной потерей объема мозга по сравнению с пациентами с высшие уровни (80). Для MMA и Hcy такой связи с потерей объема мозга не наблюдалось. Напротив, Smith et al. Наблюдали связь между высоким уровнем Hcy и MMA в плазме и риском когнитивных нарушений у пожилых людей, у которых изначально не было деменции, в то время как более высокие уровни holoTC и витамина B12 показали отрицательную связь с риском когнитивных нарушений. (81).В большинстве интервенционных исследований, направленных на снижение уровня жизни, использовались поливитамины, содержащие фолиевую кислоту и витамин B12, среди других витаминов, и исследования показали защитный эффект поливитаминов, содержащих витамин B12, на глобальное познание (82), сокращение мозга (83) или показатели качества жизни ( 84).

    В последующем 6-летнем исследовании с участием пожилых мужчин в Швеции (n = 790; возрастной диапазон 70–81 год) пониженный уровень holoTC был связан с повышенным риском перелома (риск риска для самого низкого тертиля holoTC = 1,74; 95% CI 1.12–2,69) (85), тогда как Hcy и MMA не были связаны с минеральной плотностью кости или риском переломов. В национальном репрезентативном поперечном исследовании с участием женщин в США ≥50 лет Baily et al. Сообщили о связи между повышенным Hcy и MMA и риском остеопороза поясничного отдела позвоночника, но B12 и MMA не были связаны с минеральной плотностью костей (86 ). В обновленном метаанализе, включающем РКИ, посвященные связи между исследованиями по снижению уровня гомоцистеина и риском переломов у пожилых людей (87), Garcia Lopez et al., не обнаружили связи между снижением Hcy (с использованием фолиевой кислоты и витамина B12) и риском переломов (87).

    В целом, данные о снижении уровня гомоцистеина витаминами B на когнитивные функции или перелом костей неоднозначны, и существует несколько отрицательных исследований (78). Есть некоторые свидетельства того, что добавление витамина B12 может иметь положительное влияние на здоровье пожилых людей с дефицитом витамина B12. Тем не менее, необходимы дополнительные исследования в этой группе пожилых людей.

    Особые соображения

    Значение для здоровья высокого содержания фолиевой кислоты и низкого содержания витамина B12

    Существует некоторая озабоченность по поводу добавления высоких доз фолиевой кислоты женщинам репродуктивного возраста с низким потреблением витамина B12. Добавление фолиевой кислоты> 1 мг / сут является обычным явлением во многих частях мира, где низкий уровень витамина B12 является эндемическим, что приводит к несбалансированному потреблению и статусу двух витаминов B. Дефицит витамина B12 часто встречается у беременных женщин из многих стран, таких как Колумбия (88), Бразилия (89) или Индия (90).Использование поливитаминных добавок до беременности не является распространенным явлением и связано с уровнем образования и дохода (91). Несбалансированный уровень фолиевой кислоты и витамина B12 (то есть высокий уровень фолиевой кислоты и низкий уровень B12) вызывает некоторую озабоченность, хотя эта тема еще недостаточно изучена.

    Из-за низкого содержания продуктов животного происхождения индийские женщины являются хорошим примером населения с несбалансированным соотношением фолиевой кислоты и B12. Небольшое обсервационное исследование с участием индийских женщин на 36 неделе беременности и их новорожденных детей в течение 24 часов после рождения показало отрицательную связь между соотношением фолиевой кислоты и B12 и массой тела при рождении, длиной тела при рождении, а также окружностью головы и груди (92).Сообщалось, что новорожденные, рожденные от индийских женщин с низким потреблением B12, потребляющих> 1 мг / сут фолиевой кислоты, и новорожденные с низким соотношением потребления B12 к общему количеству фолиевой кислоты, подвергаются повышенному риску рождения маленькими для гестационного возраста ( 93). Более того, высокое содержание фолата эритроцитов (эритроцитов) у индийских беременных женщин связано с ожирением у их детей (94) и повышенным риском инсулинорезистентности у детей, если уровень B12 в материнской плазме также низкий (94, 95). Риск гестационного диабета был выше у индийских женщин с дефицитом витамина B12 (95), а риск стойкого диабета у женщин с дефицитом гестационного диабета был выше у женщин с более высоким статусом фолиевой кислоты (95).

    У беременных женщин в Великобритании уровень фолиевой кислоты и витамина B12 показал обратную связь с ИМТ матери (96). Недостаточность витамина B12 также была связана с инсулинорезистентностью у этих женщин (96). Женщины с сочетанием низкого содержания витамина B12 в плазме (<170 пмоль / л) и фолиевой кислоты (<10,3 нмоль / л) имели самый высокий ИМТ, в то время как женщины с высоким уровнем витамина B12 (> 238 пмоль / л) и фолиевой кислоты (> 18,3 нмоль). / Л) имели самый низкий ИМТ (96). Другое исследование беременных женщин в Великобритании (начало 3-го триместра) выявило отрицательную связь между материнским витамином B12 и риском ожирения и гестационного диабета (97).У беременных с гестационным диабетом риск макросомии плода был выше в квартиле с наивысшим содержанием фолиевой кислоты и квартиле с самым низким содержанием витамина B12 (97). В исследовании, проведенном среди испанских женщин, материнский фолат был отрицательно связан с чувствительностью к инсулину (тест HOMA-IR), в то время как низкий уровень витамина B12 был связан с инсулинорезистентностью (98). Учитывая эти тесные взаимодействия между витамином B12 и фолиевой кислотой, вполне вероятно, что происходят другие взаимодействия питательных веществ, например, с n-3 жирными кислотами.Таким образом, будущие исследования могут также учитывать плотность питательных веществ в конкретных пищевых продуктах животного происхождения или особенности питания.

    Значение высокого потребления и статуса витамина B12 для здоровья

    Не было доказано, что высокое потребление витамина B12 с пищей является недостатком. Дополнительные формы витамина B12 считаются безопасными, и не существует научно обоснованного допустимого верхнего уровня потребления витамина B12. Однако повышенные концентрации витамина B12 в плазме (часто определяемые как уровни витамина B12 в плазме> 600,> 800 или> 1000 пмоль / л) у лиц, не получающих дополнительных витаминов B12, были описаны в исследованиях у пациентов с различными видами рака, заболеваниями печени, или диабет 2 типа (99), которые позже были отнесены к почечной дисфункции (100, 101).Клиренс однократной дозы радиоактивно меченного витамина B12 задерживается у пациентов с почечной дисфункцией (101). Исследования, проведенные в больничных условиях, показали, что повышенный уровень витамина B12 в плазме связан с повышенными уровнями ферментов печени и креатинина или альбумимочевины в плазме (102), а также с рядом клинических состояний, таких как хроническое заболевание почек, диабет, заболевания печени (любой этиологии), алкоголизм, или злокачественные новообразования (100, 103, 104).

    Было показано, что повышенный уровень витамина B12 в плазме предсказывает будущий рак (105), смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в когортных исследованиях (106), а уровни выше 400 пмоль / л могут предсказывать краткосрочную смертность (в течение 90 дней) независимо от причины смерти госпитализированных пожилые пациенты (107).В проспективном исследовании 161 пациента с различными видами рака изучались сывороточные концентрации витамина B12 и время смерти (108). Глобальное среднее время выживания составляло 45 дней (ДИ 95%: 32–56 дней). Самая высокая смертность соответствовала самому высокому уровню витамина B12. Была обнаружена значительная связь между повышенным содержанием витамина B12 (> 600 пмоль / л) и наличием метастазов, опухолей или проблем с печенью (108). В недавнем исследовании, основанном на базе данных первичной медико-санитарной помощи, коэффициент заболеваемости раком составил 4.72 (95% доверительный интервал: 3,99–5,58) у лиц с витамином B12> 1000 пмоль / л по сравнению с людьми с низким уровнем витамина B12 после многомерной корректировки (109).

    Примечательно, что нельзя предположить причинную роль витамина B12 в будущих заболеваниях или смертности на основании наличия повышенных уровней витамина B12 в плазме. Высокие результаты теста на витамин B12 могут быть связаны с добавками (например, длительным сроком хранения), высвобождением из поврежденных тканей или снижением экскреции почками. Во всех случаях высокие уровни витамина B12 в плазме, вероятно, будут слишком неспецифичными для использования в качестве скринингового теста на существующие опухоли или для прогнозирования будущих результатов для здоровья.Вероятность выявления рака у пациентов с высоким содержанием витамина B12 не изучалась. Принимая во внимание высокий уровень ложноположительных результатов (с серьезным негативным воздействием на пациентов), в настоящее время нет доказательств для начала дальнейших диагностических тестов на рак у субъектов с уровнем витамина B12 в плазме> 600 пмоль / л.

    Возмещение

    Исследования, в которых сообщается о взаимосвязи между потреблением витамина B12 и результатами для здоровья, имеют ограничения из-за методологических вариаций, связанных с количественной оценкой потребления, различий в характеристиках населения и того факта, что клинические исходы, такие как анемия или невропатия, являются поздними проявлениями дефицита и не являются специфичен для дефицита витамина B12.

    Общая информация

    Текущая рекомендация состоит в том, чтобы уменьшить потребление продуктов животного происхождения и увеличить потребление продуктов растительного происхождения, как недавно было предложено комиссией EAT-Lancet (110). Однако главная проблема диет с низким содержанием продуктов животного происхождения или без них — это риск дефицита витамина B12. Этот обзор показал, что общее потребление витамина B12 с пищей от 4 до 7 мкг / день связано с нормальным уровнем витамина B12 и MMA в плазме и, таким образом, кажется достаточным для поддержания статуса витамина B12 в организме взрослых.Однако этого приема может быть недостаточно, если у людей возникают трудности с пережевыванием пищи, высвобождением витамина из-за его связывания с пищей и / или его усвоением из-за антител к внутреннему фактору или лекарств (25, 26). В настоящее время неизвестно, должны ли потребности в витамине B12 зависеть от возраста, поскольку дефицит витамина B12 часто встречается у пожилых людей.

    При рассмотрении конкретных пищевых продуктов для животных потребление молочных продуктов оказалось более сильным фактором, определяющим концентрацию витамина B12, чем мясо, рыба и яйца.Однако пищевой состав различных молочных продуктов (молоко, йогурт, сыр, творог), мяса (курица, свинина, телятина) и рыбы (нежирный или жирный) значительно отличается, а биодоступность витамина B12 из этих различных продуктов животного происхождения вместе взятых. С потенциальным взаимодействием между витамином B12 и другими питательными веществами из этих богатых питательными веществами продуктов животного происхождения неясно. Следовательно, плотность питательных веществ или хорошо известные взаимодействия между питательными веществами, такими как фолиевая кислота и витамин B12, также следует учитывать при изучении взаимосвязи потребления со статусом или здоровьем.

    Авторские взносы

    SE, RO, SH и MV вносят существенный вклад в концепцию или дизайн работы. Все авторы, готовящие работу или критически пересматривающие ее на предмет важного интеллектуального содержания. Все авторы дают согласие на публикацию контента. Все авторы соглашаются нести ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены. SE, RO, SH и MV выбрали извлеченные соответствующие статьи из этой рукописи.SE, RO и SH написали рукопись. Компания SE несла основную ответственность за окончательный контент. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

    Заявление о конфликте интересов

    EvdH был нанят компанией FrieslandCampina.

    Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сокращения

    IF, собственный коэффициент; holoTC, холотранскобаламин; ММА, метилмалоновая кислота; Hcy, общий гомоцистеин; NTD, дефекты нервной трубки.

    Сноски

    Список литературы

    3. Такер К.Л., Рич С., Розенберг И., Жак П., Даллал Г., Уилсон П. В. и др. Согласно исследованию Framingham Offspring, концентрация витамина B-12 в плазме зависит от источника поступления. Am J Clin Nutr. (2000) 71: 514–22. DOI: 10.1093 / ajcn / 71.2.514

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Постоянный комитет Института медицины по научной оценке диетических рекомендаций I его группа по фолату, OBV, холину: Сборник национальных академий: отчеты, финансируемые Национальными институтами здравоохранения.В диетических рекомендациях по потреблению тиамина, рибофлавина, ниацина, витамина B6, фолиевой кислоты, витамина B12, пантотеновой кислоты, биотина и холина. Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press (США), Национальная академия наук (1998).

    Google Scholar

    5. Нильсен MJ, Расмуссен MR, Андерсен CB, Nexo E, Moestrup SK. Транспорт витамина B12 из пищи в клетки организма — сложный, многоэтапный путь. Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. (2012) 9: 345–54. DOI: 10.1038 / nrgastro.2012.76

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6.Миллер Дж. В., Грин Р. Витамин B12. В Zempleni J, редактор. Справочник витаминов. Бока-Ратон, Флорида: Тейлор и Фрэнсис (2014). п. 447–89.

    Google Scholar

    8. Nexo E, Hoffmann-Lucke E. Холотранскобаламин, маркер статуса витамина B-12: аналитические аспекты и клиническое применение. Am J Clin Nutr. (2011) 94: 359S-65S. DOI: 10.3945 / ajcn.111.013458

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Бауман WA, Shaw S, Jayatilleke E, Spungen AM, Herbert V.Повышенное потребление кальция устраняет мальабсорбцию витамина B12, вызванную метформином. Уход за диабетом. (2000) 23: 1227–31. DOI: 10.2337 / diacare.23.9.1227

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Fu X, Francisco C, Pattengale P, O’Gorman MR, Mitchell WG. Подросток с повышенным содержанием метилмалоновой кислоты и общего гомоцистеина в плазме. Clin Chem. (2017) 63: 1069–72. DOI: 10.1373 / Clinchem.2016.260695

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11.Грин Р., Аллен Л. Х., Бьорке-Монсен А. Л., Брито А., Гуант Дж. Л., Миллер Дж. В. и др. Дефицит витамина B12. Nat Rev Dis Primers. (2017) 3: 17040. DOI: 10.1038 / nrdp.2017.41

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Миллер Дж. В., Гаррод М. Г., Роквуд А. Л., Кушнир М. М., Аллен Л. Х., Хаан М. Н. и др. Измерение общего содержания витамина B12 и голотранскобаламина, по отдельности или в комбинации, при скрининге метаболического дефицита витамина B12. Clin Chem. (2006) 52: 278–85. DOI: 10.1373 / Clinchem.2005.061382

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13.Кларк Р., Шерликер П., Хин Х, Нексо Е., Хвас А.М., Шнеде Дж. И др. Обнаружение дефицита витамина B12 у пожилых людей путем измерения витамина B12 или активной фракции витамина B12, голотранскобаламина. Clin Chem. (2007) 53: 963–70. DOI: 10.1373 / Clinchem.2006.080382

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. Хайль С.Г., де Йонге Р., де Ротте М.К., ван Вейнен М., Хайнер-Фоккема Р.М., Кобольд А.С. и др. Скрининг метаболического дефицита витамина B12 с помощью голотранскобаламина у пациентов с подозрением на дефицит витамина B12: многоцентровое исследование.Энн Клин Биохим. (2012) 49: 184–9. DOI: 10.1258 / acb.2011.011039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Ганнибал Л., Лисн В., Бьорке-Монсен А.Л., Берингер С., Грунерт С.К., Шпикеркеттер У. и др. Биомаркеры и алгоритмы диагностики дефицита витамина B12. Front Mol Biosci. (2016) 3:27. DOI: 10.3389 / fmolb.2016.00027

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Комиссия EFSA по диетическим продуктам, питанию и аллергии (NDA).Научное мнение о рекомендуемых диетических ценностях кобаламина (витамин B12). EFSA J. (2015) 13: 4150. DOI: 10.2903 / j.efsa.2015.4150

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Берлин Х., Берлин Р., Бранте Г. Пероральное лечение злокачественной анемии высокими дозами витамина B12 без внутреннего фактора. Acta Med Scand. (1968) 184: 247–58. DOI: 10.1111 / j.0954-6820.1968.tb02452.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Грейб Э., Махалле Н, Бхиде В., Хигард К. В., Наик С., Нексо Э.Увеличение циркулирующего голотранскобаламина после перорального приема цианокобаламина или гидроксокобаламина у здоровых взрослых с низким и нормальным статусом кобаламина. Eur J Nutr. (2018) 57: 2847–55. DOI: 10.1007 / s00394-017-1553-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Bor MV, Lydeking-Olsen E, Moller J, Nexo E. Ежедневное потребление примерно 6 мкг витамина B-12, по-видимому, насыщает все связанные с витамином B-12 переменные у датских женщин в постменопаузе.Am J Clin Nutr. (2006) 83: 52–8. DOI: 10.1093 / ajcn / 83.1.52

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Бор М.В., фон Кастель-Робертс К.М., Кауэлл Г.П., Стаблер С.П., Аллен Р.Х., Маневал Д.Р. и др. Ежедневное потребление от 4 до 7 мкг диетического витамина B-12 связано с устойчивыми концентрациями биомаркеров, связанных с витамином B-12, у здорового молодого населения. Am J Clin Nutr. (2010) 91: 571–7. DOI: 10.3945 / ajcn.2009.28082

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21.Dullemeijer C, Souverein OW, Doets EL, van der Voet H, van Wijngaarden JP, de Boer WJ, et al. Систематический обзор с метаанализами доза-эффект между потреблением витамина B-12 и Европейскими рекомендациями по питательным микроэлементам Приоритетные биомаркеры витамина B-12 от Aligned, включая рандомизированные контролируемые испытания и обсервационные исследования у взрослых и пожилых людей. Am J Clin Nutr. (2013) 97: 390–402. DOI: 10.3945 / ajcn.112.033951

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22.van Asselt DZ, de Groot LC, van Staveren WA, Blom HJ, Wevers RA, Biemond I, et al. Роль приема кобаламина и атрофического гастрита в умеренном дефиците кобаламина у пожилых голландцев. Am J Clin Nutr. (1998) 68: 328–34. DOI: 10.1093 / ajcn / 68.2.328

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Бермеджо Л.М., Апарисио А., Андрес П., Лопес-Собалер А.М., Ортега Р.М. Влияние потребления фруктов и овощей на статус питания и уровень гомоцистеина в плазме у пожилых людей, находящихся в лечебных учреждениях.Public Health Nutr. (2007) 10: 266–72. DOI: 10.1017 / S1368980007246580

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Ховард Дж. М., Азен С., Якобсен Д. В., Грин Р., Кармель Р. Диетическое потребление кобаламина у пожилых людей с аномальными уровнями кобаламина, метилмалоновой кислоты и гомоцистеина в сыворотке. Eur J Clin Nutr. (1998) 52: 582–7. DOI: 10.1038 / sj.ejcn.1600610

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Андрес Э., Аффенбергер С., Винцио С., Курц Дж. Э., Ноэль Э, Кальтенбах Г. и др.Пищевая мальабсорбция кобаламина у пожилых пациентов: клинические проявления и лечение. Am J Med. (2005) 118: 1154–9. DOI: 10.1016 / j.amjmed.2005.02.026

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Хенун Лукили Н., Ноэль Э, Бен Абдельгани М., Локателли Ф., Бликл Дж. Ф., Андрес Э. Дефицит кобаламина из-за неиммунного атрофического гастрита у пожилых пациентов. Отчет о 25 случаях. J Nutr Здоровье Старения. (2005) 9: 462.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    27.Андрес Э., Гойчот Б., Шлиенгер Ж.Л. Мальабсорбция пищевого кобаламина: обычная причина дефицита витамина B12. Arch Intern Med. (2000) 160: 2061–2. DOI: 10.1001 / archinte.160.13.2061

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Кармель Р., Аурангзеб И., Цянь Д. Связь мальабсорбции пищевого кобаламина с этническим происхождением, возрастом, инфекцией Helicobacter pylori и сывороточными маркерами гастрита. Am J Gastroenterol. (2001) 96: 63–70. DOI: 10.1111 / j.1572-0241.2001.03453.х

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Дагнели П.С., ван Ставерен В.А., Верготе Ф.Дж., Динджан П.Г., ван ден Берг Х., Хаутваст Дж.Г. Повышенный риск витамина B-12 и дефицита железа у младенцев на макробиотической диете. Am J Clin Nutr. (1989) 50: 818–24. DOI: 10.1093 / ajcn / 50.4.818

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. van Dusseldorp M, Schneede J, Refsum H, Ueland PM, Thomas CM, de Boer E, et al. Риск стойкого дефицита кобаламина у подростков, получавших макробиотическую диету в раннем возрасте.Am J Clin Nutr. (1999) 69: 664–71. DOI: 10.1093 / ajcn / 69.4.664

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Гибсон С. Потребление микронутриентов, статус микронутриентов и липидный профиль среди молодых людей, потребляющих разное количество сухих завтраков: дальнейший анализ данных Национального исследования диеты и питания молодых людей в возрасте от 4 до 18 лет. Public Health Nutr. (2003) 6: 815–20. DOI: 10.1079 / PHN2003493

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32.Villamor E, Mora-Plazas M, Forero Y, Lopez-Arana S, Baylin A. Статус витамина B-12 связан с социально-экономическим уровнем и соблюдением диеты животного происхождения у колумбийских школьников. J Nutr. (2008) 138: 1391–8. DOI: 10.1093 / jn / 138.7.1391

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Hay G, Trygg K, Whitelaw A, Johnston C, Refsum H. Статус фолиевой кислоты и кобаламина в зависимости от диеты у здоровых 2-летних детей. Am J Clin Nutr. (2011) 93: 727–35.DOI: 10.3945 / ajcn.110.003426

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Кристиан А.М., Кришнавени Г.В., Кехо С.Х., Вина С.Р., Ханум Р., Марли-Загар Э. и др. Вклад источников питания в статус витамина B12 у южноиндийских детей из когорты новорожденных, набранных в городе Майсур. Public Health Nutr. (2015) 18: 596–609. DOI: 10.1017 / S1368980014000974

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Маниос Ю., Мошонис Г., Деккерс Р., Мавроджианни С., Грамматикаки Е., ван ден Хеувель Е.Витамин B2, витамин B12 и общий уровень гомоцистеина у детей и их связь с диетическим потреблением витаминов B из разных пищевых групп: исследование здорового роста. Eur J Nutr. (2017) 56: 321–31. DOI: 10.1007 / s00394-015-1082-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Дениссен К.Ф.М., Хейл С.Г., Юссен С., Хеескенс Дж.П.Дж., Тийс С., Моммерс М. и др. Потребление витамина B-12 из молочных продуктов, мяса, рыбы и моллюсков независимо и положительно связано со статусом биомаркера витамина B-12 у беременных голландских женщин.J Nutr. (2019) 149: 131–8. DOI: 10.1093 / jn / nxy233

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Mennen LI, de Courcy GP, Guilland JC, Ducros V, Bertrais S, Nicolas JP, et al. Гомоцистеин, факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний и привычная диета во французском исследовании пищевых добавок с антиоксидантными витаминами и минералами. Am J Clin Nutr. (2002) 76: 1279–89. DOI: 10.1093 / ajcn / 76.6.1279

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38.Гао Х, Яо М., МакКрори М.А., Ма Дж., Ли И, Робертс С.Б. и др. Структура питания городского населения Китая связана со статусом гомоцистеина и витамина B. J Nutr. (2003) 133: 3636–42. DOI: 10.1093 / jn / 133.11.3636

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Нагата С., Симидзу Х., Таками Р., Хаяси М., Такеда Н., Ясуда К. Потребление соевых продуктов обратно пропорционально уровню гомоцистеина в сыворотке у японских женщин в пременопаузе. J Nutr. (2003) 133: 797–800. DOI: 10.1093 / jn / 133.3.797

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Koebnick C, Garcia AL, Dagnelie PC, Strassner C, Lindemans J, Katz N, et al. Длительное употребление сыроедения связано с благоприятным уровнем холестерина ЛПНП и триглицеридов в сыворотке крови, но также с повышенным уровнем гомоцистеина в плазме и низким уровнем холестерина ЛПВП в сыворотке крови у людей. J Nutr. (2005) 135: 2372–8. DOI: 10.1093 / jn / 135.10.2372

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41.Song WO, Chung CE, Chun OK, Cho S. Концентрация гомоцистеина в сыворотке взрослого населения США, связанная с потреблением обогащенных злаков. J Am Coll Nutr. (2005) 24: 503–9. DOI: 10.1080 / 07315724.2005.10719496

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Хао Л., Ма Дж., Чжу Дж., Стампфер М.Дж., Тиан Й., Виллетт В.С. и др. Дефицит витамина B-12 преобладает у взрослых китайцев в возрасте от 35 до 64 лет. J Nutr. (2007) 137: 1278–85. DOI: 10.1093 / jn / 137.5.1278

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43.Vogiatzoglou A, Smith AD, Nurk E, Berstad P, Drevon CA, Ueland PM, et al. Диетические источники витамина B-12 и их связь с концентрацией витамина B-12 в плазме у населения в целом: исследование Hordaland Homocysteine. Am J Clin Nutr. (2009) 89: 1078–87. DOI: 10.3945 / ajcn.2008.26598

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Мураками К., Сасаки С., Уениши К. Более высокое потребление витамина B-6 и молочных продуктов и меньшее потребление зеленого чая и чая улун независимо связаны с более низкой концентрацией гомоцистеина в сыворотке у молодых японских женщин.Nutr Res. (2013) 33: 653–60. DOI: 10.1016 / j.nutres.2013.05.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Кван Л.Л., Бермудес О.И., Такер К.Л. Низкое потребление и низкий уровень витамина B-12 более распространено среди латиноамериканских пожилых людей карибского происхождения, чем среди проживающих в соседних странах белых неиспаноязычных людей. J Nutr. (2002) 132: 2059–64. DOI: 10.1093 / jn / 132.7.2059

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Лашерас С., Уэрта Дж. М., Гонсалес С., Прада М., Брага С., Фернандес С. и др.Оценка диеты связана с уровнем гомоцистеина в плазме у здоровых пожилых людей, проживающих в лечебных учреждениях. Нутр Метаб Кардиоваск Дис. (2003) 13: 384–90. DOI: 10.1016 / S0939-4753 (03) 80008-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Ледикве Дж. Х., Смициклас-Райт Х., Митчелл, округ Колумбия, Миллер К. К., Дженсен Г. Л.. Образцы питания пожилых людей в сельских районах связаны с весом и состоянием питания. J Am Geriatr Soc. (2004) 52: 589–95. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.2004.52167.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49.Brouwer-Brolsma EM, Dhonukshe-Rutten RA, van Wijngaarden JP, Zwaluw NL, Velde N, de Groot LC. Диетические источники витамина B-12 и их связь с маркерами статуса витамина B-12 у здоровых пожилых людей в исследовании B-PROOF. Питательные вещества. (2015) 7: 7781–97. DOI: 10.3390 / nu7095364

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Дамаянти Д., Ясельдо-Сигл К., Бисон В.Л., Фрейзер Дж., Ода К., Хаддад Э. Продукты и добавки, связанные с биомаркерами витамина B12, среди вегетарианских и невегетарианских участников калибровочного исследования Adventist Health Study-2 (AHS-2).Питательные вещества. (2018) 10: 722. DOI: 10.3390 / nu10060722

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Alles B, Baudry J, Mejean C, Touvier M, Peneau S, Hercberg S, et al. Сравнение социально-демографических и пищевых характеристик вегетарианцев, веганов и мясоедов, сообщивших о себе, из исследования Nutrinet-sante. Питательные вещества. (2017) 9: 1023. DOI: 10.3390 / nu

    23

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Дэйви Г.К., Спенсер Э.А., Эпплби П.Н., Аллен Н.Е., Нокс К.Х., Ки Т.Дж.EPIC-Oxford: характеристики образа жизни и потребление питательных веществ в когорте из 33 883 мясоедов и 31 546 человек, не употребляющих мясо в Великобритании. Public Health Nutr. (2003) 6: 259–69. DOI: 10.1079 / PHN2002430

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Майчжак Д., Сингер И., Маннер М., Руст П., Дженсер Д., Вагнер К. Х. и др. Статус витамина B и концентрация гомоцистеина у австрийских всеядных животных, вегетарианцев и веганов. Энн Нутр Метаб. (2006) 50: 485–91. DOI: 10.1159 / 000095828

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55.Schupbach R, Wegmuller R, Berguerand C, Bui M, Herter-Aeberli I. Статус и потребление микронутриентов у всеядных, вегетарианцев и веганов в Швейцарии. Eur J Nutr. (2017) 56: 283–93. DOI: 10.1007 / s00394-015-1079-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Гилсинг А.М., Кроу Флорида, Ллойд-Райт З., Сандерс Т.А., Эпплби П.Н., Аллен Н.Е. и др. Концентрация витамина B12 и фолиевой кислоты в сыворотке крови у британских всеядных мужчин, вегетарианцев и веганов: результаты перекрестного анализа когортного исследования EPIC-Oxford.Eur J Clin Nutr. (2010) 64: 933–9. DOI: 10.1038 / ejcn.2010.142

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Холл М., Дэвидсон Р.Дж. Профилактическое введение фолиевой кислоты женщинам с пернициозной анемией, беременным после периодов бесплодия. J Clin Pathol. (1968) 21: 599–602. DOI: 10.1136 / jcp.21.5.599

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Афман Л.А., Ван Дер Пут Н.М., Томас К.М., Трайбелс Дж. М., Блом Х. Дж. Снижение связывания витамина B12 транскобаламином II увеличивает риск дефектов нервной трубки.QJM. (2001) 94: 159–66. DOI: 10.1093 / qjmed / 94.3.159

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Габер К.Р., Фараг М.К., Солиман С.Е., Эль-Басюни Х.Т., Эль-Камах Г. Материнский витамин B12 и риск дефектов нервной трубки плода у пациентов из Египта. Clin Lab. (2007) 53: 69–75.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    64. Zhang T, Xin R, Gu X, Wang F, Pei L, Lin L, et al. Материнская сыворотка витамина B12, фолиевой кислоты и гомоцистеина и риск дефектов нервной трубки у потомства в зоне повышенного риска в Китае.Public Health Nutr. (2009) 12: 680–6. DOI: 10.1017 / S1368980008002735

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Ray JG, Wyatt PR, Thompson MD, Vermeulen MJ, Meier C, Wong PY, et al. Витамин B12 и риск дефектов нервной трубки у населения, обогащенного фолиевой кислотой. Эпидемиология. (2007) 18: 362–6. DOI: 10.1097 / 01.ede.0000257063.77411.e9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Варси К., Уеланд П.М., Торсвик И.К., Бьорке-Монсен А.Л.Кобаламин в сыворотке крови матери на 18 неделе беременности позволяет прогнозировать статус кобаламина у ребенка через 6 месяцев — проспективное обсервационное исследование. J Nutr. (2018) 148: 738–45. DOI: 10.1093 / jn / nxy028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Чандио Р.К., Улак М., Квестад И., Хисинг М., Шреста М., Ранджиткар С. и др. Статус кобаламина и фолиевой кислоты у грудных детей в Бхактапуре, Непал. Питательные вещества. (2018) 10: 639. DOI: 10.3390 / nu10050639

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68.Guez S, Chiarelli G, Menni F, Salera S, Principi N, Esposito S. Серьезный дефицит витамина B12 у 5-месячного итальянского младенца, находящегося на исключительно грудном вскармливании, от матери, получающей поливитаминные добавки во время беременности. BMC Pediatr. (2012) 12:85. DOI: 10.1186 / 1471-2431-12-85

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Квестад И., Танежа С., Кумар Т., Хайсинг М., Рефсум Х., Яжник С.С. и др. Витамин B12 и фолиевая кислота улучшают общую моторику и навыки решения проблем у маленьких северных индийских детей: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.PLoS ONE. (2015) 10: e0129915. DOI: 10.1371 / journal.pone.0129915

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Pasricha SR, Shet AS, Black JF, Sudarshan H, Prashanth NS, Biggs BA. Концентрации витамина B-12, фолиевой кислоты, железа и витамина А у сельских индийских детей связаны с продолжением грудного вскармливания, дополнительным питанием и питанием матери. Am J Clin Nutr. (2011) 94: 1358–70. DOI: 10.3945 / ajcn.111.018580

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71.Маклин Э.Д., Аллен Л.Х., Нойман К.Г., Пирсон Дж. М., Зикманн Дж. Х., Мерфи С. П. и др. Низкий уровень витамина B-12 в плазме у кенийских школьников широко распространен и улучшается за счет дополнительных продуктов животного происхождения. J Nutr. (2007) 137: 676–82. DOI: 10.1093 / jn / 137.3.676

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Роджерс Л.М., Бой Э., Миллер Дж. У., Грин Р., Сабель Дж. К., Аллен Л. Х. Высокая распространенность дефицита кобаламина у школьников Гватемалы: связь с низким уровнем холотранскобаламина II в плазме и повышенными концентрациями метилмалоновой кислоты и гомоцистеина в плазме.Am J Clin Nutr. (2003) 77: 433–40. DOI: 10.1093 / ajcn / 77.2.433

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Симманн Дж. Х., Аллен Л. Х., Бвибо Н. О., Деммент М. В., Мерфи С. П., Нойман К. Г.. Кенийские школьники испытывают дефицит нескольких микронутриентов, но повышенный уровень витамина B-12 в плазме — это единственная обнаруживаемая реакция микронутриентов на добавление мяса или молока. J Nutr. (2003) 133: 3972s − 80s. DOI: 10.1093 / jn / 133.11.3972S

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74.Strand TA, Ulak M, Kvestad I, Henjum S, Ulvik A, Shrestha M и др. Статус витамина B12 у матери и ребенка в младенчестве предсказывает линейный рост через 5 лет. Pediatr Res. (2018) 84: 611–8. DOI: 10.1038 / s41390-018-0072-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Strand TA, Taneja S, Ueland PM, Refsum H, Bahl R, Schneede J, et al. Статус кобаламина и фолиевой кислоты позволяет прогнозировать показатели умственного развития у детей Северной Индии в возрасте 12–18 месяцев. Am J Clin Nutr. (2013) 97: 310–7.DOI: 10.3945 / ajcn.111.032268

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Кумар Т., Танежа С., Сачдев Х.С., Рефсум Х., Яджник С.С., Бхандари Н. и др. Добавление витамина B12 или фолиевой кислоты к концентрации гемоглобина у детей в возрасте 6–36 месяцев: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Clin Nutr. (2017) 36: 986–91. DOI: 10.1016 / j.clnu.2016.07.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77. Виндже Б.А., Квестад И., Кришнамачари С., Манджи К., Танежа С., Беллинджер Д.К. и др.Улучшает ли ранний прием витамина B12 развитие нервной системы и когнитивные функции в детстве и в школьном возрасте: протокол исследования для расширенного наблюдения на основе рандомизированных контролируемых исследований в Индии и Танзании. BMJ Open. (2018) 8: e018962. DOI: 10.1136 / bmjopen-2017-018962

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Портер К., Хоуи Л., Хьюз К.Ф., Уорд М., МакНалти Х. Причины, последствия и последствия для общественного здравоохранения низкого статуса витамина B при старении.Питательные вещества. (2016) 8: 725. DOI: 10.3390 / nu8110725

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80. Vogiatzoglou A, Refsum H, Johnston C, Smith SM, Bradley KM, de Jager C, et al. Статус витамина B12 и скорость потери объема мозга у пожилых людей, живущих в сообществе. Неврология. (2008) 71: 826–32. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000325581.26991.f2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. van der Zwaluw NL, Dhonukshe-Rutten RA, van Wijngaarden JP, Brouwer-Brolsma EM, van de Rest O, In ‘t Veld PH, et al.Результаты 2-летнего лечения витамином B на когнитивные функции: вторичные данные рандомизированного контролируемого исследования. Неврология. (2014) 83: 2158–66. DOI: 10.1212 / WNL.0000000000001050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83. Douaud G, Refsum H, de Jager CA, Jacoby R, Nichols TE, Smith SM, et al. Предотвращение атрофии серого вещества, связанной с болезнью Альцгеймера, с помощью лечения витамином B. Proc Natl Acad Sci USA. (2013) 110: 9523–8. DOI: 10.1073 / pnas.1301816110

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84.de Koning EJ, van der Zwaluw NL, van Wijngaarden JP, Sohl E, Brouwer-Brolsma EM, van Marwijk HW, et al. Влияние двухлетнего приема витамина B12 и фолиевой кислоты на симптомы депрессии и качество жизни у пожилых людей с повышенными концентрациями гомоцистеина: дополнительные результаты рандомизированного исследования B-PROOF. Питательные вещества. (2016) 8: 748. DOI: 10.3390 / nu8110748

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    85. Леверин К., Нильссон-Эле Х., Якобссон С., Йоханссон Х., Сунд В., Карлссон М.К. и др.Низкий уровень холотранскобаламина и кобаламинов предсказывает переломы у пожилых мужчин: MrOS, Швеция. Osteoporos Int. (2014) 25: 131–40. DOI: 10.1007 / s00198-013-2527-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Бейли Р.Л., Лукер А.С., Лу З., Фан Р., Эйхер-Миллер Х.А., Фахури Т.Х. и др. Статус витамина B, минеральная плотность костей и риск поясничного остеопороза у пожилых женщин в США. Am J Clin Nutr. (2015) 102: 687–94. DOI: 10.3945 / ajcn.115.108787

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87.Гарсия Лопес М., Барон Дж. А., Омсланд Т. К., Согаард А. Дж., Мейер Х. Э. Гомоцистеин-понижающая терапия и риск переломов: вторичный анализ рандомизированного контролируемого исследования и обновленный метаанализ. JBMR Plus. (2018) 2: 295–303. DOI: 10.1002 / jbm4.10045

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    88. Рамирес-Велес Р., Корреа-Баутиста Дж., Мартинес-Торрес Дж., Менесес-Эчавес Дж. Ф., Лобело Ф. Концентрация витамина B12 у беременных колумбийских женщин: анализ общенациональных данных 2010.BMC Preg Роды. (2016) 16:26. DOI: 10.1186 / s12884-016-0820-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Barnabe A, Alessio AC, Bittar LF, de Moraes Mazetto B, Bicudo AM, de Paula EV, et al. Статус фолиевой кислоты, витамина B12 и гомоцистеина в эпоху постфолиевой кислоты в различных подгруппах населения Бразилии, оказываемых в центре общественного здравоохранения. Нутр Дж. (2015) 14:19. DOI: 10.1186 / s12937-015-0006-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    90.Финкельштейн Дж. Л., Курпад А. В., Томас Т., Сринивасан К., Дугган С. Статус витамина B12 у беременных женщин и их младенцев в Южной Индии. Eur J Clin Nutr. (2017) 71: 1046–53. DOI: 10.1038 / ejcn.2017.29

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91. Рамирес-Велес Р., Корреа-Баутиста Дж. Э., Триана-Рейна Х. Р., Гонсалес-Хименес Э., Шмидт-Рио Валле Дж., Гонсалес-Руис К. Использование пищевых добавок беременными женщинами в Колумбии. BMC Preg Роды. (2018) 18: 117. DOI: 10.1186 / s12884-018-1758-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92.Гэджил М., Джоши К., Пандит А., Отив С., Джоши Р., Бренна Дж. Т. и др. Дисбаланс фолиевой кислоты и витамина B12 связан с исходом родов: исследование беременных женщин в Индии. Eur J Clin Nutr. (2014) 68: 726–9. DOI: 10.1038 / ejcn.2013.289

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93. Дварканатх П., Барзилай Дж. Р., Томас Т., Томас А., Бхат С., Курпад А. В.. Высокое потребление фолиевой кислоты и низкое потребление витамина B-12 во время беременности связано с малым для гестационного возраста младенцами у женщин Южной Индии: проспективное наблюдательное когортное исследование.Am J Clin Nutr. (2013) 98: 1450–8. DOI: 10.3945 / ajcn.112.056382

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    94. Yajnik CS, Deshpande SS, Jackson AA, Refsum H, Rao S, Fisher DJ, et al. Концентрация витамина B12 и фолиевой кислоты во время беременности и инсулинорезистентность у потомства: исследование материнского питания в Пуне. Диабетология. (2008) 51: 29–38. DOI: 10.1007 / s00125-007-0793-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95.Кришнавени GV, Veena SR, Karat SC, Yajnik CS, Fall CH. Связь между материнской концентрацией фолиевой кислоты во время беременности и инсулинорезистентностью у индийских детей. Диабетология. (2014) 57: 110–21. DOI: 10.1007 / s00125-013-3086-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96. Найт Б.А., Шилдс Б.М., Брук А., Хилл А., Бхат Д.С., Хаттерсли А.Т. и др. Более низкий уровень циркулирующего B12 связан с более высоким ожирением и инсулинорезистентностью во время беременности у белого британского населения, не страдающего диабетом.PLoS ONE. (2015) 10: e0135268. DOI: 10.1371 / journal.pone.0135268

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97. Сукумар Н., Венкатараман Х., Уилсон С., Гольян И., Селвамони С., Патель В. и др. Статус витамина B12 среди беременных женщин в Великобритании и его связь с ожирением и гестационным диабетом. Питательные вещества. (2016) 8: 768. DOI: 10.3390 / nu8120768

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    98. Sole-Navais P, Salat-Batlle J, Cavalle-Busquets P, Fernandez-Ballart J, Ueland PM, Ballesteros M, et al.Взаимодействие фолиевой кислоты и кобаламина на ранних сроках беременности и их влияние на статус кобаламина и гематологические показатели на протяжении всей беременности. Am J Clin Nutr. (2018) 107: 173–82. DOI: 10.1093 / ajcn / nqx041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100. Холстед Дж. А., Кэрролл Дж., Руберт С. Концентрация витамина B12 в сыворотке и тканях при определенных патологических состояниях. N Engl J Med. (1959) 260: 575–80. DOI: 10.1056 / NEJM1952601202

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    102.McMahon GM, Hwang SJ, Tanner RM, Jacques PF, Selhub J, Muntner P и др. Связь между витамином B12, альбуминурией и снижением функции почек: наблюдательное когортное исследование. BMC Nephrol. (2015) 16: 7. DOI: 10.1186 / 1471-2369-16-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    103. Бра С., Чиче Л., Манчини Дж., Менье Б., Арле Дж. Б.. Характеристики пациентов, поступивших в отделения внутренней медицины с высоким уровнем кобаламина в сыворотке крови: результаты проспективного когортного исследования.Eur J Intern Med. (2014) 25: e57–58. DOI: 10.1016 / j.ejim.2014.01.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    104. Кармель Р., Васиредди Х., Аурангзеб И., Джордж К. Высокие уровни кобаламина в сыворотке крови в клинических условиях — клинические ассоциации и изменения голотранскобаламина. Clin Lab Haematol. (2001) 23: 365–71. DOI: 10.1046 / j.1365-2257.2001.00134.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    105. Арендт Дж. Ф., Фаркас Д. К., Педерсен Л., Нексо Е., Соренсен Х. Т.Повышенный уровень витамина B12 в плазме и прогноз рака: популяционное когортное исследование. Cancer Epidemiol. (2016) 40: 158–165. DOI: 10.1016 / j.canep.2015.12.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    106. Mendonca N, Jagger C, Granic A, Martin-Ruiz C., Mathers JC, Seal CJ, et al. Повышенный уровень общего гомоцистеина у всех участников и концентрация витамина B12 в плазме у женщин связаны с общей смертностью и смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний в очень старом исследовании Newcastle 85+.J Gerontol A Biol Sci Med Sci. (2018) 73: 1258–64. DOI: 10.1093 / gerona / gly035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    108. Geissbuhler P, Mermillod B, Rapin CH. Повышенный уровень витамина B12 в сыворотке крови, связанный с CRP, как прогностический фактор смертности у онкологических больных паллиативной помощью: проспективное исследование за пять лет. J Управление симптомами боли. (2000) 20: 93–103. DOI: 10.1016 / S0885-3924 (00) 00169-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    109.Арендт Дж. Ф., Соренсен Х. Т., Хорсфалл Л. Дж., Петерсен И. Повышенный уровень витамина B 12 и риск рака в первичной медико-санитарной помощи Великобритании: когортное исследование базы данных THIN. Биомаркеры эпидемиологии рака Пред. (2019) 28: 1136. DOI: 10.1158 / 1055-9965.EPI-17-1136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    110. Виллетт В., Рокстром Дж., Локен Б., Спрингманн М., Ланг Т., Вермёлен С. и др. Еда в антропоцене: Комиссия EAT-Lancet по здоровому питанию из устойчивых пищевых систем. Ланцет.(2019) 393: 447–92. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (18) 31788-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пагубная анемия и дефицит витамина B-12 при аутоиммунном заболевании: пренебрежение ногами приведет вас в заблуждение

    Информация о сеансе

    Тип сессии: Прием тезисов (ACR)

    Предпосылки / Цель: Часто наблюдается возникновение множественных аутоиммунных заболеваний у отдельных пациентов.Редко это объясняется недавно признанными генетически обусловленными аутоиммунными полиэндокринными синдромами. Пернициозная анемия сопровождает другие аутоиммунные расстройства как у пациентов с этими дискретными синдромами, так и без них. Целью этого исследования было выявление возможного дефицита витамина B-12 (B-12) или злокачественной анемии в ревматологической клинике на основе простого неврологического осмотра стоп.

    Методы: Пациенты, осматривавшиеся в ревматологической клинике в течение шести месяцев, были обследованы на наличие периферической невропатии.Если были обнаружены типичные признаки потери чувствительности чулок на уровне лодыжки, получался уровень B-12. Если уровни B-12 были низкими, были получены титры антител против париетальных клеток и внутреннего фактора. Уровни метилмалоновой кислоты (ММА) были получены у пациентов без антител к париетальным клеткам или к внутреннему фактору. Были рассмотрены клинические особенности пациентов с положительной реакцией на антитела, а также пациентов с дефицитом B-12 и повышенным уровнем ММА.

    Результаты: 38 пациентов с низким уровнем B-12 были положительными на антитела к париетальным клеткам или внутреннему фактору.Были идентифицированы еще 10 пациентов с низким уровнем B-12 и повышенным уровнем метилмелановой кислоты. Диагноз среди пациентов с положительной реакцией на антитела включал: ревматоидный артрит 9, в том числе один с витилиго, один с болезнью Грейвса, 2 с болезнью Хашимото; волчанка 5; первичный синдром Шегрена 3, включая один с синдромом скованности; первичный Рейно 4; полиартикулярный CPPD 3; кровянистая подагра 3; васкулит 2; анкилозирующий спондилит 1; и гангренозная пиодермия 1. Диагноз среди отрицательных по антителам пациентов включал остеопоротический перелом 4, остеоартрит 4, волчанку 2, ревматоидный артрит 2, анкилозирующий спондилит 2, тофагеозную подагру 1, ХЛБЛ 1.Среди пациентов с волчанкой и Шегреном было 2 положительных по SS-A и SS-B, 3 для SS-A, 1 для SS-B, 3 с антикардиолипиновыми антителами и 3 с ложноположительными VDRL. Парапротеинемия присутствовала у 3 пациентов. Из 15 пациентов мужского пола 7 лечились от гипогонадизма. У четырех пациентов уровень 25-ОН витамина D был ниже 10 нг / мл, у 9 пациентов было заболевание щитовидной железы, у 7 был диабет, а у 13 был положительный семейный анамнез по диабету или аутоиммунному заболеванию. Уровень MCV и уровень гемоглобина были нормальными у всех, кроме 1 пациента, чрезмерно употреблявшего алкоголь.

    Заключение: Пагубная анемия и дефицит B-12 наблюдались при широком спектре аутоиммунных и артритных заболеваний, особенно у лиц, положительных по SS-A и SS-B. Другие компоненты аутоиммунного полиэндокринного синдрома, включая диабет, заболевание щитовидной железы, мужской гипогонадизм и низкий уровень витамина D, предполагающие возможность глютеновой болезни, часто встречались в этой группе исследования. Распознавание злокачественной анемии должно предупредить врача о возможном присутствии других компонентов аутоиммунного полиэндокринного синдрома и наоборот.Кроме того, дефицит B-12 может вызывать повышенный MCV, жалобы на стопы, конституциональные симптомы, невропатию, которая может быть ошибочно принята за осложнение основного заболевания или его терапии, и связана с остеопоротическими переломами. Простое 30-секундное неврологическое обследование может привести к диагностике этого потенциально излечимого дефицита.


    Раскрытие информации:

    М. Р. Лови ,
    Нет;

    «Назад к Ежегодному собранию ACR / ARHP 2012

    ACR Meeting Abstracts — https: // acrabstracts.org / abstract / злокачественная-анемия-и-витамин-B-12-дефицит-при-аутоиммунном-заболевании-пренебрежении-ногами-уведет-тебя-заблудший /

    Витамин B12 | Наука

    Аннотация

    Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в последние годы в понимании химии и биологической функции кобальтсодержащих соединений группы B 12 , большая часть информации по-прежнему носит скорее описательный, чем окончательный характер. В общих чертах известно, что формы свободных витаминов могут действовать как переносчики метильных групп и что формы 5′-дезоксиаденозила или кофермента служат переносчиками водорода; но механизм этих процессов в деталях не изучен.Необходимы более систематические исследования чистой химии этих сложных молекул, содержащих ковалентную связь углерод-кобальт, прежде чем биохимик сможет интерпретировать многие из своих наблюдений относительно реакций, катализируемых ферментами. Даже в относительно простых растворах трудно установить степень окисления некоторых форм витаминов, и эти проблемы усугубляются, когда также присутствуют реакционноспособные тиоловые соединения и сложные белки биологических систем. Например, известно, что как витамин B 12r (форма Co 2+ ), так и соответствующие аналоги диспропорционируют в растворе с B 12s (Co 1+ ) и B 12a (Co 3+ ). ) в различных мягких условиях (12, 57).Это означает, что в биологических системах чрезвычайно сложно установить химическую природу многих промежуточных продуктов B 12 и продуктов реакции. Роль белковой части различных ферментов, связанных с B 12 , в каталитических процессах мало известна, как и способ связывания производного B 12 с белком. На эти вопросы, возможно, в конечном итоге смогут ответить кристаллографы, искусство которых становится все более изощренным.

    Примечание добавлено после подготовки рукописи. В отличие от значений, приведенных в таблице 4 для молекулярных масс двух разнородных белковых групп глицериндегидразы, недавний отчет (57a) дает значение 188000 для молекулярной массы стабильного, каталитически неактивного комплекса 1 моль гидроксокобаламин и 1 моль апоферментного комплекса глицериндегидразы. Предполагается, что последний содержит по одному эквиваленту каждой из двух несходных белковых субъединиц. Первоначальная оценка 240 000 как молекулярная масса нестабильной сульфгидрильной белковой части (39), несомненно, была сделана для частично агрегированного материала.

    Активность лизосом регулирует митохондриальную динамику Caenorhabditis elegans посредством метаболизма витамина B12.

    РЕФЕРАТ

    Деление и слияние митохондрий строго регулируется потребностью в энергии и физиологическими условиями для контроля производства, активности и движения этих органелл. Митохондрии выстраиваются в периодический паттерн в мышцах Caenorhabditis elegans, но этот паттерн нарушается мутациями в динамине компонента деления митохондрий. Здесь мы показываем, что резко дезорганизованные митохондрии, вызванные мутацией динамина, дефектного по делению митохондрий, сильно подавляются до более периодической модели из-за второй мутации в лизосомном биогенезе или закислении.Витамин B12 обычно импортируется из бактериального рациона через лизосомную деградацию B12-связывающих белков и транспортировку витамина B12 в митохондрии и цитоплазму. Мы показываем, что дисфункция лизосом, вызванная инактивацией генов лизосомального биогенеза или факторами подкисления, вызывает дефицит витамина B12. Рост мутанта Dynamin C. elegans на штамме E. coli с низким содержанием витамина B12 также сильно подавлял дефект деления митохондрий. Из двух ферментов C. elegans, которым необходим B12, генная инактивация метионинсинтазы подавляла дефект деления митохондрий при мутации динамина.Мы показываем, что дисфункция лизосом индуцирует митохондриальный биогенез, который опосредуется дефицитом витамина B12 и ограничением метионина. S-аденозилметионин, донор метила многих реакций метилирования, включая гистоны, синтезируется из метионина с помощью S-аденозилметионинсинтазы; инактивация S-аденозилметионинсинтазы sams-1 также подавляет дефект деления drp-1, предполагая, что витамин B12 регулирует биогенез митохондрий, а затем влияет на деление митохондрий через пути хроматина.